Красное место

Судьба антрепренера

В России в конце девятнадцатого века опера переживала настоящий бум. Повсюду возникли оперные предприятия, из них достаточно широко известны московские частные оперы Зимина и Саввы Мамонтова, разорившегося на шикарных постановках. Не обошло это увлечение и Красноярск. Только провинциальная оперная антреприза не имела того столичного размаха, средств на нее тратилось меньше, и крах произошел при более трагических обстоятельствах.

Театр в Красноярске

В 1897—1898 годах почти одновременно в трех сибирских городах — Иркутске, Томске и Красноярске — возникли оперные предприятия. В нашем городе объявился в 1897 году антрепренер В.А.Розеноэр. Это был уже известный красноярцам певец, преподаватель томских музыкальных классов Валентин Александрович Розанов.

Набрав в Москве труппу, в которой были певец М.М.Резунов и дирижер Тенни, Розеноэр принялся показывать красноярцам оперы и оперетки.

Всего за сезон было поставлено 19 опер и 30 оперетт. Репертуар был составлен из модных произведений русских и зарубежных авторов «Евгений Онегин», «Трубадур», «Риголетто», «Фауст», «Травиата», «Русалка», «Кармен», «Жизнь за царя», «Жидовка», «Аида». Критики внимательно наблюдали за премьерами и придирались к каждой мелочи: «хоры невозможны», «оркестр изображает какую-то какофонию», «артисты ролей своих не знают». И хотя Резунов и Розеноэр являлись любимцами публики, оперы не удовлетворяли рецензентов. У антрепренера отмечали музыкальность и прекрасную обработку голоса (недаром он учился в Петербургской консерватории). Но относительно его коммерческих талантов журналисты часто высказывали сомнение.

Трудное, хлопотное это дело — оперная антреприза! Первый сезон прошел вполне благополучно, Розеноэр получил прибыль в 11 тысяч рублей. Вдохновленный успехом, импресарио еще больше развернул предприятие: набрал драматическую труппу, провел электрическое освещение. Оно-то и стало причиной несчастья. В октябре 1898 года театр сгорел от неисправности проводки. Положение труппы было ужасно: антрепренер в долгах, реквизит сгорел, жалованье не выплачено.

Розанов попытался занять денег в Томске, но и там ему это не удалось. К тому же в газете появилась злобная статья о том, что некоторые неумелые антрепренеры «улепетывают с кассой под мышкой». Крайне самолюбивый Розеноэр не выдержав такого поворота событий застрелился в поезде, идущем из Томска в Красноярск.

Оставшаяся с малыми детьми вдова послала прошение в городскую думу с просьбой дать взаймы на открытие аптеки, чтобы как-то поправить материальное положение, но думцы безжалостно ей отказали. Не помогли они и оставшимся без куска хлеба артистам. Им пришлось дать несколько концертов в Благородном собрании и на вырученные деньги отправиться прочь из злополучного Красноярска.

Ольга Громова («Оперный бум»)

Отказало вдове и Общество любителей драматического искусства, мотивируя отказ необходимостью употребить залог Розеноэра для ремонта театра.

Но после пожара театр восстанавливать не стали, а площадь была застроена усадьбами местных купцов и мещан. Театр же был построен в другом месте — по ул. Воскресенской.

Красноярский городской театр ныне на три года снят бывшим воспитанником консерватории Розеноэром, который предполагает театр на этой окраине осветить электричеством, а труппу в нем держать оперно-опереточную.

«Гласность», 9 февраля 1897 года, Санкт-Петербург

С антрепренером Красноярского театра В.А.Розеноэром 13 мая при остановке на станции Тайга произошел несчастный случай: украден портфель с деньгами и документами, всего на 800 рублей. Украдены контракты с приглашенными артистами. Г-н Розеноэр обратился телеграммой к начальнику Средне-Сибирской железной дороги Меженинову, но результатов пока нет.

«Енисей», 16 мая 1897 года.

Из Ачинска сообщают, что перевезенный туда из Тарутина прах безвременно погибшего антрепренера В.А.Розеноэра еще не предан земле. Антрепренер труппы сгоревшего Красноярского театра В.А.Розеноэр застрелился в вагоне на пути между Томском и Красноярском. Жена его выехала в Красноярск, чтобы получить документы, необходимые для погребения.

«Енисей», 8 ноября 1898 года.

На заседании правления драматического общества отклонена просьба вдовы В.А.Розеноэра о выдаче ей залога в 500 рублей, данного покойным драматическому обществу. Ввиду того, что за аренду театра антрепренер остался должен 1000 рублей, залог удержан в погашение этого долга и употреблен на ремонт театра. Вдове залог был нужен, чтобы перевезти прах мужа на родину в Смоленск.

«Енисей», 29 ноября 1898 года.

дополнена 11.06.11 в 13:31

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости сайта

  • 30.12.2018 сайту исполняется 10 лет
  • 11.11 у сайта появился переработанный дизайн
  • 20.10 добавлена мобильная версия сайта
  • 23.07-16.08 отпуск
  • 6.01 на сайте теперь есть рейтинг статей и комментариев
  • 14.10 опубликовано мое интервью газете «Сибирский форум». Практически готовый раздел «О сайте»
  • 29.04 появился на сайте раздел Библиотека
  • 04.03 опубликовала альбом «Великий путь», обязательно смотреть и читать 😉
  • 30.12 добавила страницу с Часто задаваемыми Вопросами

Свежие комментарии

Красное мѣсто © 2008-2018       Копировка будетъ преслѣдоваться закономъ
Большинство представленных на сайте фотографий принадлежат Красноярскому краевому краеведческому музею
наверх