Милитаризация школьного обучения в Сибири

«Потешные» — способ оболванивания детей.

Когда три года назад появился проект милитаризации школы, публика встретила его хохотом. Теперь, оказывается, курьёз приобрёл размеры государственной важности, и о насаждении его в школах сыплются циркуляры из всех министерств и ведомств. В то время как положительные реформы в Сибири ждут очереди столетиями, отрицательные вводятся немедленно и энергично.

Воинственный пыл охватил и духовенство, всегда чуткое к тому, что пахнет жареным. Томским епископом Мелетием, Благовещенским и Приамурским епископом Евгением обращено особое внимание заведующих церковно-приходскими школами на обязанность введения в школах строевых занятий.

Дух времени коснулся и Енисейска. В один из дней здесь не занимались: учащихся организовали в две армии — «русскую» и «японскую». Из учащихся старших классов выбраны были для каждой армии главнокомандующие, полковники, офицеры и другие чины. «Солдаты» были вооружены палками с прикреплённою на них бумагою, которую «враг» должен был пробить.

Во время «сражения», проходившего за городом, дело не раз доходило до рукопашной. Подбитые носы, порванные рубашки были в порядке вещей. Сражение кончилось по приговору директора вничью, но ученики до сих пор ссорятся между собою из-за победы.

Защитники «потешных» войск в школах обычно ссылаются на пример Западной Европы — ссылка не совсем удачна. Как раз страны, где патриотизм и воинственность наиболее приподняты, забраковали военный строй в школах. Прусский военный министр выступил с заявлением, в котором указывает на малое значение военных игр молодёжи. Во Франции министр народного просвещения добился декрета об упразднении школьных батальонов.

В полном согласии с этим стоит и постановление проходившего недавно в Брюсселе Третьего международного конгресса по физическому воспитанию юношества:

«Так называемые „школьные батальоны“ должны быть изгнаны из школ как бесполезные для дела физического и морального развития учащихся. Физическое воспитание в школах никоим образом не должно носить профессионального военного характера».

Так смотрят в «европах». А кого рекомендуют в воспитатели у нас? Ещё в 1908 году министерство народного просвещения циркулярно предложило попечителям учебных округов озаботиться введением преподавания военного строя и гимнастики в народных училищах. Инструкторами-преподавателями должны быть отставные унтер-офицеры.

Есть уже известия о «плодах просвещения» — стоит только послушать жаргон юных солдафонов. Более бойкие из них сыпят рифмами подзаборного свойства. Ругань самую забубённую не редкость услышать даже от двенадцатилетних карапузов. Они почему-то убеждены, что загнуть матерное слово — это и есть самый настоящий солдатский дух.

Да одних ли отставных солдат-инструкторов в этом винить? «Унтера» из министерства просвещения стоят казарменных инструкторов. Игра в солдатики становится, пожалуй, даже строже действительной воинской службы.

Инспектор городского четырёхклассного училища просил красноярскую городскую думу построить манеж-павильон на средства города для занятий в нём гимнастикой и военным строем. Городская управа предложила предоставить для этих занятий зал во 2-м городском училище. Дума согласилась, сделав оговорку — пользоваться залами по соглашению с городской училищной комиссией.

Любители военной потехи в школах вычерпывают даже благотворительный фонд, из которого обычно черпала в Сибири общая школа. Но «потешники» посягают уже и на общие средства. Министерством просвещения прямо предлагается на приобретение учебных ружей употребить средства, находящиеся в распоряжении директоров народных училищ, и по Минусинскому уезду подобное распоряжение уже сделано.

Конкретные примеры того, как военная муштровка отражается на успехах обучения, даёт нам сибирская практика. Наблюдатель вышеописанных енисейских «маневров», например, заканчивает своё описание таким скорбным замечанием:

«Среди всех этих „войн“, гуляний и патриотических празднеств учебные занятия как-то отошли в сторону, сделались как бы второстепенным делом для учащихся. Это и понятно: за успехи в обучении ещё ни один учитель не сделал столь блестящей карьеры, как Луцкевич  за организацию военной потехи».

Так кто же, собственно, эти «потешные»? Нельзя именовать таким именем детей, роль которых во всех смыслах страдательная. Было бы гораздо вернее назвать «потешными» самих деятелей просвещения, с серьезной миной играющих в солдатики...

В. С. Е.

«Сибирские вопросы», 22 марта 1911 года, СПб, редактор А.И.Иванчин-Писарев

дополнена 22.08.09 в 23:21

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости сайта

  • 30.12.2018 сайту исполнилось 10 лет
  • 11.11 у сайта появился переработанный дизайн
  • 20.10 добавлена мобильная версия сайта
  • 23.07-16.08 отпуск
  • 6.01 на сайте теперь есть рейтинг статей и комментариев
  • 14.10 опубликовано мое интервью газете «Сибирский форум». Практически готовый раздел «О сайте»
  • 29.04 появился на сайте раздел Библиотека
  • 04.03 опубликовала альбом «Великий путь», обязательно смотреть и читать 😉
  • 30.12 добавила страницу с Часто задаваемыми Вопросами

Свежие комментарии

Красное мѣсто © 2008-2018       Копировка будетъ преслѣдоваться закономъ
Большинство представленных на сайте фотографий принадлежат Красноярскому краевому краеведческому музею
наверх