Красное место

История продажи библиотеки Г.В. Юдина

В 2006 году исполнилось сто лет со дня подписания договора между сибирским библиофилом Г.В.Юдиным и Библиотекой Конгресса (БК) США, по которому 81 000 собранных им книг стали собственностью Вашингтонской Национальной библиотеки — так тогда именовалась БК. С тех пор в печати не раз появлялся текст договора и, хотя и с разных идеологических позиций, освещались причины продажи Юдиным книг. Известно, что попытки библиофила пристроить библиотеку на Родине окончились неудачей: и Московский университет, и Румянцевский музей, и Императорская Публичная библиотека приобрести ее отказались.1

В последнее десятилетие автором данной статьи были опубликованы материалы, в которых без предвзятости рассматривались обстоятельства, вынудившие Г.В.Юдина расстаться со своим книжным собранием. Это и неизлечимая болезнь, терзавшая его с 1892 г. до кончины и преждевременная смерть младшего сына Михаила (в нем одном Юдин видел продолжателя своих трудов собирательства), и состояние его торгово-промышленных дел, и многое другое. Желанию библиофила сохранить свою библиотеку неделимой противостояла вполне реальная перспектива раздела всего нажитого им имущества, включая библиотеку, между наследниками после ухода его из жизни (в 1906 г, у Юдина – пятеро взрослых детей, притом оба сына уже обзавелись своими семьями).

В то же время интерес к такому яркому эпизоду в истории русской книжности, в истории русско-американских культурных связей, как продажа колоссальной русской частой библиотеки за океан, с годами не ослабевает, а скорее, наоборот, усиливается, и каждое новое поколение любителей и почитателей книги продолжает задаваться вопросом, как случилось, что юдинская библиотека оказалась в США.

Между тем, хроника переговоров Юдина с БК до сих пор остается практически неизвестной широкому кругу читателей. Ход переговоров, длившихся с 1903 по 1906 гг., в деталях запечатлен в переписке трех главных участников: собирателя и владельца библиотеки Геннадия Васильевича Юдина, тогдашнего директора БК Герберта Пэтнама2 и ее представителя в России Алексея Васильевича Бабина, русского по происхождению. Переписка, можно надеяться, позволит читателю не только воссоздать перипетии переговорного процесса, но и ощутить характеры его участников, интересы и деятельность Г.Пэтнама и А.Бабина в России в 1903—1906 гг. Переписка эта частью хранится в Красноярске, в ГАКК, а частью в Вашингтоне, в Отделе рукописей БК.

Можно было думать, что переговоры начались с появлением в “Вашингтон пост” 3 февраля 1903 г.3 объявления о продаже Г.В.Юдиным библиотеки. Но вот как описал начало этой истории Г.Пэтнам спустя годы, в 1911 г., в письме Дж.Кеннану:

Я впервые услыхал о Юдинской коллекции в С. -Петербурге, осенью 1903 г. Я был там в одной из поездок, имевших целью приобретение книг, Бабин был со мной. Мы послали от моего имени телеграмму, в которой просим разрешить Бабину посетить Красноярск <...>, чтобы определить библиотечную ценность коллекции <...> Мы получили необычайно теплый ответ, и Бабин поехал в Сибирь и провел там несколько недель, телеграфировав мне свои заключения, а также известив о желании владельца расстаться с коллекцией, при этом отмечая, что он хочет получить ее стоимость плюс довольно скромный процент. Он показал Бабину свои бухгалтерские книги, в которых стоимость коллекции была около 130 000 долларов (около 260 000 рублей). Он думал, что при продаже коллекция будет стоить 150 000 долларов (около 300 000 рублей). Поскольку мы были не готовы заплатить такую сумму, нам пришлось прервать переговоры, но при этом продолжили нашу переписку с Юдиным, чья заинтересованность в сделке <...> возрастала по мере того, как он получал наши издания, в которых описывалась коллекция БК и ее работа.

Теперь попытаемся восстановить переговорный процесс по материалам красноярского архива. 22 сентября 1903 г. Бабин телеграфировал Юдину:

Занимаясь библиографическим исследованием славянских литератур по поручению Вашингтонской Национальной библиотеки, желаю осмотреть Вашу библиотеку с Вашего позволения...

Позволение было получено, и 3 октября Бабин приехал в Красноярск и пробыл в гостях у Юдина до 31 октября, знакомясь с библиотекой и делая фотографические снимки наиболее интересных книг. Семейство Юдина оказало Бабину радушный прием. Возвратившись в Москву, Бабин отправил в Вашингтон, в БК, доклад о своей поездке, о юдинской библиотеке. Библиофил с нетерпением ждал решения судьбы своего книжного собрания, отправив Бабину две посылки со снимками, которые доделывали его дочери и негативами. Еще до получения официального письма от БК Юдин узнал от Бабина, что Вашингтонская библиотека может заплатить за его книги не более 100 000 рублей.

Наконец, пришел ответ директора БК:

...остается пожалеть, что БК не располагает достаточными средствами <...>, чтобы перенести его [собрание книг – И.П.] в Вашингтон <...>. Мы могли бы заплатить <...> 100 000 рублей. Но цена <...> 300 000 рублей, по видимому, ставит Вашу библиотеку на недосягаемое от нас расстояние (22.01.1904).

Итак, на первых порах стороны не сошлись в цене. Тогда Юдин предложил другой ход:

Если Вашингтонская национальная библиотека не в состоянии будет купить моего домашнего книгохранилища, то усердно прошу Вас публиковать в <...> американских журналах приложенное объявление [о продаже библиотеки – И.П.] <...> на русском и английском языках <...>. После Вашего отъезда я получил много <...> книг, как старых, так и новых, так что пополнение идет своим и даже несколько усиленным порядком (22.12.1903).

Бабин, который все еще оставался в России, убеждал Юдина:

...если Вашей библиотеке когда-либо придется быть проданной за 100 000 и по частям, то лучше ковать железо, пока горячо. Положения, подобного положению в БК, она не займет нигде, а уступка за скромную сумму ни достоинств библиотеки, ни Ваших заслуг не умалит... (13.01.1904).

Бабин прожил в Москве до конца января 1904 г., а затем, по заданию БК, выехал в Западную Европу, в Вену. Он ехал через Харьков, Киев и Одессу, в Вене он прожил около месяца, затем – две недели в Будапеште, полторы – в Праге: он собирал сведения об ученых обществах для справочной книги, которую готовил к изданию Институт Карнеги (14.04.1904).4 Побывав в Лондоне и Оксфорде, Бабин возвратился в Вашингтон. Он предложил Юдину напечатать составленное им Описание юдинской библиотеки (05.06.1904), подгадав ко времени открытия Международного библиотечного съезда в Сент-Луисе, штат Миссури. По мнению Бабина, Описание “можно было бы выложить <...> там на столах, разослав несколько десятков экземпляров в большие американские библиотеки...”; русский текст Описания был у него почти готов (05.05.1904). Юдин согласился профинансировать издание.

Относительно печатания в американской прессе объявления о продаже библиотеки Юдиным, Бабин писал:

г.Пэтнам просил меня приложить все старания к исполнению Вашею предложения. Если нам окажется не по средствам приобрести библиотеку для Национальной библиотеки, то приятно будет иметь ее хоть где-нибудь в Америке... Он советует печатать русский и английский текст [Описания – И.П.] на противоположных страницах. Деньги можете перевести через Лионский кредит или почтой (21.06.1904).

3 июля 1904 г. библиофил перевел в Вашингтон 1500 р.

Бабин продолжал убеждать библиофила:

...как ни сильно было мое желание видеть Вашу библиотеку здесь, я знал только один путь к этому – уступку, вернее, отдачу сокровища за сумму, далеко не представляющую его стоимости <...>. Моему начальству будет жаль упустить Вашу библиотеку, ибо ее место у нас. Это же я увидел из <...> разговора с г.Пэтнамом об издании брошюры [Описания – И.П.]. В последнем случае нашел себя в щекотливом положении. Мой долг служить БК. Брошюра может отдать Вашу библиотеку в другие руки <...>. Мне кажется, что объявление о продаже <...> лучше не печатать до появления в свет брошюры (23.06.1904).

Юдин внял доводу Бабина:

Предполагавшейся публикацией [объявления о продаже библиотеки – И.П.] пока остановитесь, – писал он и, поблагодарив за приглашение на Библиотечный съезд, сообщил, что продолжает “пополнять <...> свою библиотеку текущими новостями, выходящими в необыкновенном обилии и притом очень ценными (07.07.1904).

За время, прошедшее с отъезда Бабина из Красноярска, т.е. с 31 октября 1903 г. по 1 июня 1904 г., Юдин приобрел книг на сумму 5518 руб. 41 коп. (07.07.1904).

В России наступило тяжелое время. 27 января Российская империя вступила в войну с Японией – война ускорила развитие революции 1905—1907 гг. Возможно, и изменившаяся обстановка вынудила библиофила вдвое снизить первоначально назначенную им цену (300 000 руб.); он решил также не ехать в Америку до тех пор, пока его книги не попадут в Вашингтон:

Продать их кому-либо другому из американцев менее 300 000 рублей я не намерен: библиотеке же Конгресса <...> уступлю за половину, как выразил о том в письме г.Пэтнаму от 26 января 1904 года (сентябрь 1904).

Это письмо, написанное Юдиным на полгода раньше процитированного, заслуживает того, чтобы привести его почти полностью:

...Ваше <...> письмо от 9 декабря 1903 имел честь получить <...> 3 февраля н.с. 1904. Оно <...> произвело глубокое впечатление в связи с теми печатными данными, какие я имею относительно грандиозности помещения и образцового порядка управляемого Вам национального учреждения, в коем предположено сформировать отдел русских книг. Если б я располагал значительными денежными средствами и мои коммерческие дела шли с прежнею прибылью, то достигнув ныне старости, как водится на Руси, бескорыстно пожертвовал бы книги одному из наших общественных учреждений или принес бы их в дар Библиотеке Конгресса во имя одной только идеи сближения национальностей. К сожалению, сделать это, при всем желании, я не могу и не в состоянии.

Стоимость моей библиотеки на 1-е сентября ст.ст. 1902 г. 228171 руб. 12 коп. была исчислена моей конторой <...>.

Не скрою, что назначая за книги 300 000 рублей, я отчасти руководился известною всему свету молвой о колоссальном богатстве многих американцев, желал вознаградить мои многолетние труды собирательства преимущественно русских книг; притом в продажу включил дублеты и все мои издания, кроме изданий фамильных о нашем роде. Скажу также откровенно, что желание мое поместить библиотеку в Вашингтон, с момента отъезда из Красноярска Алексея Васильевича, не имеет границ, и особенно после получения Вашего любезного письма 9 декабря, – я не нахожу себе мысленного покоя.

Таким образом, говоря окончательно, я решился усерднейше просить Вас распорядиться принять мои книги в Красноярске, как русские, так и иностранные, за 150 000 рублей, за исключением дублетов, и ненужных в Америке в больших количествах моих библиографических и иных изданий, образцы коих были отобраны г. Бабиным.

К этому я позволю себе добавить желания:
а) поместить мои книги отдельно, с наименованием: “Собрание Г.В.Юдина из Красноярска в Восточной Сибири”;
б) составить описание книг и отпечатать таковое отдельною книгой, на счет Библиотеки Конгресса;
в) позволить мне, на мой счет, снабдить каждую книгу гравированным книжным знаком (ех-libris), который будет заказан в непродолжительном времени в С. -Петербурге.

Затем, если сделка состоится, и Бог продлит мои дни, буду считать себя невыразимо счастливым в то радостное время, когда Вашингтонская Национальная библиотека пришлет мне несколько экземпляров каталога моего собрания, в ней отдельно помещенного, приведенного в совершенный порядок, доступный для пользования всем интересующимся русскою литературой и просвещением.

О желании или нежелании принять мое настоящее предложение прошу почтить меня Вашим уведомлением по телеграфу... (26.01.1904).

Как видно, в этом письме библиофил без обиняков назвал причины (возможно, не все), по которым он пришел к нелегкому для себя решению продать библиотеку; кроме того, в письме он ясно сформулировал то, чего ему желалось бы от БК для своего собрания, помещаемого в стены Вашингтонского книгохранилища.

Вернемся к сентябрьскому письму (1904 г.) Юдина Бабину:

Быть может, посоветовавшись с г. Пэтнамом, Вы скажете о библиотеке несколько слов на съезде? Было бы радостно, если б последствием этого состоялся выбор меня членом Американского Библиотечного Союза и присылка отчетов минувшей его деятельности и результатов 26 съезда. А еще лучше было бы, чтоб нашлось доброе лицо купить мое собрание, преподнести его БК и поручить Вам приехать за ним сюда. Но это <...> несбыточная мечта! (сентябрь1904).

Бабин в Вашингтоне изо всех сил хлопотал об издании Описания юдинской библиотеки, не забывая в то же время об ее устройстве:

Беда в том, что нет печатного каталога библиотеки, – писал он в Красноярск. – Но желающим, вероятно, можно будет выслать экземпляр Вашего карточного каталога – у Вас, насколько я помню, их три экземпляра (17.09.1904)

Почти несомненно, что Ваша библиотека не пойдет далее цифры, названной нами ранее: нет финансовой возможности из прямых средств, а на особую ассигновку не рассчитывают (20.09.1904).

Бабин регулярно информировал библиофила о том, как продвигается печатание Описания, а вернувшись со съезда, сообщил ему, что

...из России не было никого. Вилие5 обещал прислать статью, но она не пришла вовремя. Работа съезда продолжалась всего неделю <...> заседания имели место только утром, от 9.30 до 12 или до часу. Рефераты пришлось урезать или даже ограничиться одним названием <...> Главный интерес съезда заключался в его личном составе – представителях из Швеции, Германии, Бельгии, Голландии и др. За их хлопоты иностранных гостей избрали почетными вице-президентами Американского Библиотечного Союза – почетных членов у нас всего семь – все такие лица, как Карнеги <...>. В следующем году съезд будет <...> на дальнем северо-западе, в Портленде, в штате Орегоне <...> (30.10.1904).

Русско-японская война отозвалась и в письмах Бабина:

В Порт-Артуре в 1903 году было основано отделение общества изучения Амурского края. Известно ли что-нибудь о нем? Успело ли оно напечатать что-нибудь о нем? Успело ли оно напечатать что-нибудь? Если можно, сообщите имеющиеся у Вас сведения в размере прилагаемой программы для нашей Справочной книги (11.11.1904)

Сделайте одолжение, сообщите мне полные и точные заглавия систематических указателей к изданиям Восточно-сибирского отдела Императорского русского географического общества за 1851—1891 и <...> 1891—1901 гг. Беспокою Вас, ибо надеюсь получить ответ скорее, чем от отдела (декабрь 1904)

Не найдется ли у Вас лишнего дублета одного или двух номеров Вестника маньчжурской армии и Нового края? (01.02.1905).

Ответы библиофила не сохранились, как и ответ на просьбу Бабина помочь в сборе:

...мелкого печатного русского материала, относящегося к русско-японской войне, <...> преимущественно иллюстрационного характера – мелких карт, народных лубочных картин и карикатур” для выставки, которую БК собиралась устроить для своих посетителей (05.12.1904).

Описание юдинской библиотеки вышло в свет в Вашингтоне весной 1905 г., под названием “The Yudin Library, Krasnoiarsk (Eastern Siberia)”. Книга произвела сильное впечатление на Пэтнама, его желание видеть юдинскую библиотеку в составе БК вспыхнуло с новой силой.

Просмотрев его [Описание – И.П.], я не удивляюсь, что она [библиотека – И.П.] представляет результат столь многолетнего, умелого, настойчивого и ученого собирательства с Вашей стороны, – писал Пэтнам собирателю, – Оно [Описание – И.П.] не уменьшает нашей надежды <...> в будущем сделать ее более доступной ученому миру, чем она может быть в Красноярске (04.05.1905).

Из того же письма Юдин узнал, что Бабин на год поступил на службу в петербургское отделение американскою информационного агентства “Ассошиэйтед пресс”, на Галерной улице.

В первом письме из Петербурга Бабин выслал Юдину извещение об очередном заседании секции библиотековедения при Русском Библиологическом обществе 19 мая 1905 г., в программе которого значилось, среди прочих, сообщение библиотекаря Второго отделения Императорской Академии наук Э.А.Вольтера на тему “Библиотека Г.В.Юдина в Красноярске”. Во втором письме Юдин получил списки американских и канадских библиотек. “Библиотеки и учреждения, которым было послано Описание Вашей библиотеки, – писал Бабин, – помечены в той и другой книге. Мне пишут из Вашингтона, что мой стол битком набит благодарностями за брошюру <...> Не собираетесь ли Вы в Питер? Очень бы хотелось повидаться с Вами. Я надеюсь пробыть в России до следующего лета”. (05.08,1905).

23 августа подписанием Портсмутского договора закончилась война с Японией. Разгорались революционные события 1905—1907 гг. На какое-то время из писем исчезают всякие упоминания о продаже юдинской библиотеки, затем переписка прекратилась вовсе. Но в начале 1906 г. Юдин начал усиленно разыскивать Бабина, даже обратился за помощью к петербургскому букинисту Клочкову:

Удивлен, почему Вы мне ничего не пишете, видаете ли Вы А.В.Бабина? Как ему в настоящее время адресовать? Не мог ли он улучить время приехать сюда: мне крайне желательно было бы переговорить с ним обо многом, ибо столько накопилось интересного, что не уместить даже на порядочную тетрадь. Прогоны его в оба конца <...> готов принять на свой счет. Быть самому мне в Москве или в С. -Петербурге едва ли удастся, а дни идут, идут <...> старость и пережитые тревожные дни за целость моего сокровища – библиотеки вгонят преждевременно в поля елисейские <...> Грустно, невыразимо грустно о том, что творилось и творится кругом (13.02.1906).6

Телеграмму библиофила и запрос Клочкова Бабин получил в Елатьме (тогда Тамбовской губ.), находясь в родительском доме. Среда писем Клочкова сохранилось коротенькое письмо Бабина:

...Г.В.Юдину я телеграфировал и жду от него письма. В Елатьме рассчитываю остаться до сентября, – по получении ответа от Г.В. с удовольствием исполню его желание (11.07.1906).

3 августа 1906 г. Бабин во второй раз приехал в Красноярск и немедля телеграфировал директору БК, что

Юдин согласится на 100 000 рублей на прежних условиях уплаты библиотека разрослась еду Елатьму во вторник если не получу инструкций противоположного характера (03.08.1906).

В этот второй приезд Бабин пробыл в Красноярске недолго, он уехал через неделю, 11 августа. 10 августа Юдин написал Пэтнаму:

...письмо и Ваша телеграмма г. Бабину подают мне надежду на возможность осуществления нашего обоюдною желания – сделать мою библиотеку возможно более доступной для ученого мира. Я не знаю более почетного места для нее, чем американская национальная библиотека и со своей стороны сделаю все возможное, чтобы видеть ее здесь (10.08.1906).

Вскоре Бабин уведомил Юдина об условиях, на которых БК соглашалась приобрести его библиотеку (08.09.1906) – наиболее полно они обозначены в тексте договора между Юдиным и БК, приведенном ниже.

Юдин согласился на все условия, выставленные БК по оплате и страхованию ею книг, и Бабин, которого БК уполномочила приобрести их, снова, в третий раз, прибыл в Красноярск, чтобы “контролировать упаковку и переправку коллекции”. На этот раз он пробыл в Красноярске почти месяц и уехал после подписания договора 3 ноября 1906 г. 6-го февраля 1907 г. на санях – получился целый обоз – книги юдинской библиотеки отправились в далекий путь.

Вот текст договора с незначительными сокращениями:

...БК договаривается купить половину собрания книг и брошюр <...> около 81 000 томов, принадлежащего <...> Юдину и в том виде, в каком оно было показано представителю БК в августе с.г. в Красноярске; с условием, что <...> собрание достигнет порта Гамбурга в Германии в полной целости, БК уплатит за половину собрания сумму в 50 000 рублей; каковая сумма подлежит уплате по получении собрания в Вашингтоне. БК ожидает взять оставшуюся половину собрания за такую же сумму, каковая будет уплачена 1 июля ближайшего следующего за днем получения собрания в Вашингтоне. БК заплатит кроме того все расходы по укладке, сдаче, перевозке и страхованию в пути. БК застрахует собрание в 100 000 рублей, каковая сумма пойдет в пользу <...> Юдина в случае потери между Красноярском и Гамбургом от причин, предусмотренных страховкой; но подразумевается, что причинами потери, предусмотренной страховкой в этой части пути, считаются только крушение и пожар; и специально заявляется сим договором, что потеря между Гамбургом и Красноярском от какой-либо другой причины, частичная или полная, падает на <...> Юдина: полная потеря будет иметь последствием полную отмену настоящего договора, а частичная потеря пропорционально уменьшит плату за собрание.

Кроме того, подразумевается, что известные рукописи, относящиеся к Аляске и отобранные представителем БК, и карточный каталог собрания, имеющийся у <...> Юдина, включаются в собрание, и что <...> Юдин одолжит <...> БК все счета, относящиеся к собранию, если это окажется необходимым для того, чтобы представить доказательства страховому обществу; каковые счета БК договаривается возвратить по миновании надобности (подлинник на англ. и рус. яз. Подписали Бабин и Юдин 3 ноября 1906 г.).

Итак, переговоры закончились. Юдин писал в Петербург библиографу П.К.Симони, составившему “Краткий указатель архивам разных лиц и учреждений, собранным с 1894-го по 1906-й год Г.В.Юдиным” (СПб., 1907):

Отвечать [на письма – И.П.] не имел возможности, потому что был усиленно занят как сдачею библиотеки в Америку <...>, окончившейся только на прошлой неделе, так и текущими по <...> заводскому делу трудами. Приводилось все время бодрствовать до 16-18 часов в сутки. Всех книг оказалось 519 ящиков, весом 3073 п<уда> 37 ф<унтов>, помещенных <...> в пять вагонов.

Рукописи остались сполна. Речь о покупке их решительно была мною отклонена в самом начале переговоров <...> (02.02.1907);

...на днях получил известие, что она [библиотека – И.П.] благополучно прибыла в Вашингтон (03.05.1907).

После водворения юдинской библиотеки в Вашингтонское книгохранилище Юдин и Пэтнам еще не раз писали друг другу:

...Глубоко признателен Вам за то внимание и заботу, с которыми Вы отнеслись к помещению и устройству во дворце БК моего домашнего собрания <...> в одном из помещений бывшей моей библиотеки найдены периодические издания за 1898 год, ныне уложенные вместе с оставшимися книгами, дополученными почтой из СПб., изданиями за конец 1906 года и подвижным [карточным – И.П.] каталогом в семь ящиков по списку их содержимого <...>. На отправку их в Америку <...> ожидаю Вашего уведомления <...> карточки <...> каталога, подобранные отдельными по каждому ящику пачками <...> запакованы <...> в 526-й ящик (18.06.1907).8

Летом 1907 г, библиофил переслал директору БК желаемый им “Краткий указатель архивам...”, составленный Симони. Пэтнам регулярно высылал Юдину годовые отчеты БК (за 1907, 1908, 1909 гг.).

Получив при посредстве директора БК разрешение на переиздание в России “Путеводителя Библиотеки Конгресса”, изданного в Бостоне, издательством “Куртис и Камерон”, Юдин договорился о присылке из БК двух снимков для русского издания: помещения Славянского отдела и той его части, где расположились его книги (10.06.1909). Путеводитель был издан на средства Юдина, в Москве, под непосредственным наблюдением сотрудника Московского архива Министерства Юстиции И.С.Беляева, и в мае 1910 г. по просьбе Пэтнама Юдин отправил в БК 220 экземпляров.9

Нездоровье все более одолевало Юдина, и от этого он еще сильнее расстраивался, не получая отпечатанных БК библиографических карточек: “Неужели описание книг <...> – вовсе не начиналось?” – спрашивал он Пэтнама (23.12.1907). А карточки все не приходили. Снова и снова Юдин напоминал, чтобы его известили, “когда будет приступлено к писанию карточек с поступивших” от него книг и присылке ему, согласно условия, по 10 экземпляров каждой” (10.06.1909, 20.04.1910). За полгода года до смерти – библиофил скончался 17 марта 1912 г. – предчувствуя близкую кончину, он писал Пэтнаму, что

...с крайним прискорбием должен признать, что при таком порядке не дождаться окончания печатания карточек не только ему, но и его детям (13.10.1910).

Библиофилу не суждено было узнать, что Библиотекою Конгресса карточки никогда не будут написаны и каталог никогда не будет издан,10 и его библиотека как единое целое, о чем он особо беспокоился, просуществует в стенах Вашингтонского книгохранилища, очень недолго. Американские библиотекари разрознили юдинскую библиотеку, вопреки обещаниям сохранить ее неделимой, как единое целое. Ныне известна судьба лишь 4 000, т.е. 5% от 81 000 книг, приобретенных в 1906 г. американской стороной. По словам нынешнего директора БК Д.Биллингтона, они хранятся в Отделе редких книг и коллекций. Сейчас юдинские книги можно встретить в библиотеках американских университетов, в Нью-Йоркской публичной библиотеке, в собраниях американских библиофилов. Один из них, эмигрант из России, Э.Штейн писал в журнале “Знамя”, в 1991 г., что книги Юдина не только растворились в громаднейшем библиотечном фонде БК, но

...часть их, притом <...> значительная, была разворована, распродана, переработана на макулатуру, уничтожена.

Изучение истории юдинских книг в США еще впереди.

Примечания

1. Первое объявление о продаже библиотеки Г.В.Юдин опубликовал в 1898 г. Оно было напечатано в брошюре, составленной конторским служащим библиофила В.А.Цаплиным, Доклад Н.К.Шильдера, директора Императорской Публичной Библиотеки с резолюцией императора Николая II “из-за недостатка средств – отказать” пока не найден. Источником этих сведений послужили записки сына библиофила Леонида Геннадьевича (до нашего времени не сохранились), бывшие в распоряжении М.В.Мальцева.

2. Фамилию директора БК Putnam Юдин писал как “Пэтман”, такое написание оставлено нами без изменений.

3. Все даты в тексте приведены по ст.ст.

4. Бабин и Юдина снабдил экземпляром “Программы сведений, необходимых для издания справочной книги ученых обществ и учреждений” – типовой формой-вопросником из 10 пунктов (ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4791а. Л. 18-19).

5. Виллие М.Я. – член Совета Русского общества деятелей печатного дела; член Общества русских акварелистов.

6. В течение 1905 г. революционные события прокатились по всей Сибирской железной дороге. Демонстрации недовольства и волнения в Красноярске начались еще летом. Вспыхнувшее в декабре восстание рабочих Главных железнодорожных мастерских и депо, солдат железнодорожного батальона и конвойной роты было подавлено 3 января 1906 г.

7. ГАКК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 4791а. Л. 60-61 (В тексте договора сделаны незначительные сокращения и слово “Библиотека” заменено всюду на БК).

8. Это и цитируемые далее письма Г.В.Юдина хранятся в Вашингтоне, в отделе рукописей БК.

9. Смолл Г. Описание новой библиотеки Конгресса в Вашингтоне. М, 1910. – 124 с.

10. Только в 1961 г. БК выпустила каталог, охвативший 1316 книг из юдинского собрания, изданных в XVIII в.: Fessenko T. Eighteenth century Russian publications in the Library of Congress: A catalogue. Washington, Slavic and Central European Reference Dep. Libr. of Congress.

Инна Половникова

«ДЕНЬ и НОЧЬ» Литературный журнал для семейного чтения №3-4 2004 Санкт-Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости сайта

  • 30.12.2018 сайту исполняется 10 лет
  • 11.11 у сайта появился переработанный дизайн
  • 20.10 добавлена мобильная версия сайта
  • 23.07-16.08 отпуск
  • 6.01 на сайте теперь есть рейтинг статей и комментариев
  • 14.10 опубликовано мое интервью газете «Сибирский форум». Практически готовый раздел «О сайте»
  • 29.04 появился на сайте раздел Библиотека
  • 04.03 опубликовала альбом «Великий путь», обязательно смотреть и читать 😉
  • 30.12 добавила страницу с Часто задаваемыми Вопросами

Свежие комментарии

Красное мѣсто © 2008-2018       Копировка будетъ преслѣдоваться закономъ
Большинство представленных на сайте фотографий принадлежат Красноярскому краевому краеведческому музею
наверх