Красное место

Альбом «Великий путь». Виды Сибири и ее железных дорог. Страница 72

Страница 72
Предыдущая страница

Виды Тайги. Шалаш чернорабочих в Тайге.

Там чудеса, там леший бродит, Русалка на ветвях сидит...

Западная Европа и Европейская Россия насаждены лесами, в Сибири же леса сменяются «урманами», тайгами. Г. Елпатьевский в своих «Очерках Сибири» рисует тайгу, как мрачный, плотно сдвинувшиеся лес, в котором нет места для простора и света. «Все темное, мрачное. Мохнатый угрюмый кедр, сумрачная пихта, стройная пирамида ели, таежная красавица стройная и печальная лиственница.» Изредка мелькает белый ствол березы, протянет к свету пернатую ветвь кривая рябина, притаится в ложбине задумчивая черемуха, окруженная кустами смородины и ежевики и снова непрерывной толпой потянутся темные иглы. Понятие «урман», «тайга» и наоборот, связано с представлением о мощности, мрачности, необъятности...

Полоса беспредельных сибирских лесов (на западе урманов, на востоке тайг) граничит на севере с тундрой, на юге с Китайской империей, на западе примыкает к Уралу и на востоке теряется у Великого Океана. Необъятные пространства тайги являются для охотника зверолова источником существования, другом, для земледельца же пахаря — врагом, с которым он ведет непрерывную, неустанную борьбу, отвоевывая себе топором и огнем пядь за пядью земли, заставляя тайгу уходить дальше и дальше и создавая мало помалу ту населенную полосу, вдоль которой залег Великий Сибирский железнодорожный путь.

Стр. 72

Следующая страница

Красное мѣсто © 2008-2018       Копировка будетъ преслѣдоваться закономъ
Большинство представленных на сайте фотографий принадлежат Красноярскому краевому краеведческому музею