Красное место

Дома терпимости в Красноярске

По материалам всеобщей переписи 1897 года, в Сибири было зарегистрировано лиц, занимающихся проституцией, как промыслом, 1 480 человек, в том числе женщин 1 324 и 156 мужчин. Всего в России, если верить переписи, жило проституцией 17 638 человек. В Красноярске, например, перепись зафиксировала 37  женщин легкого поведения, в Иркутске 88, Томске 110. Реальные данные значительно расходились с переписью, поскольку только в Красноярске в том же 1897 году на учете в полиции состояло 56 проституток-одиночек и 20, живущих в домах терпимости.  («Восточное обозрение», 19 сентября 1897 года.)

Красноярск. Улица Садовая к вокзалу. 1910 годИз 1 324 женщин, содержательниц домов терпимости и проституток, было: русских 834, японок 182, евреек 17, немок 2, татарок 2 и остальных национальностей по одной. Если выбросить японок, ютящихся исключительно во Владивостоке, то было ясно, что вся область этой промышленности находилась в руках «истинно-русских людей».

Но кроме явной, зарегистрированной и подлежащей полицейскому надзору проституции, существовала проституция тайная, уклоняющаяся от регистрации и надзора. Главный контингент ее составляли: женская прислуга в гостиницах, трактирах, пивных и меблированных комнатах; женская прислуга в банях прислуга без мест; женские оркестры, хоры и отдельные певицы ресторанов и клубов.

13 мая в Красноярском окружном суде слушалось дело содержательницы публичного дома «Самара» Неучевой. Товарищ прокурора господин Андрианов отказался от обвинения. Защитник Н.П.Шнейдер сказал горячую речь, доказывая, что Неучева невиновна в инкриминируемом ей преступлении. И хоть потерпевший, арзамасский купец Н. был действительно избит и ограблен в «Самаре», а подсудимая «сама дала гостю по носу» и у неё же был найден паспорт потерпевшего — суд вынес обвиняемой оправдательный приговор. «Енисей», 17 мая 1902 года.

Песня падшейЛегальная проституция в России сопровождалась множеством венерических заболеваний, наибольшее количество которых падало на Иркутскую и Енисейскую губернии. В июне 1904 года Енисейский Губернатор предложил организовать при Управе врачебно-санитарное бюро, для наблюдения за проституцией, все расходы, которые составили бы 8 000 рублей,  (содержание врачебного персонала, отвод и оборудование помещений и т.д.) относились бы на городские средства.  Дума это предложение отклонила.

Полицмейстер предписал приступить к обнаружению притонов тайной проституции. Для этой цели велено произвести тщательный и внезапный осмотр всех портерных и частных чайных заведений, а также известных квартир, где проживают проститутки. Пойманных проституток приказано забирать и направлять к врачу, а лиц, допустивших тайные притоны разврата, привлекать к ответственности. «Енисей», 27 мая 1901 года.

Постройка железной дороги вызвала огромный прилив в Сибирь рабочих, мастеровых, а затем и служащих для железной дороги. Две войны на Дальнем Востоке потребовали огромного передвижения войск,  и впоследствии сосредоточение частей этих войск, оставшихся после войны, в больших городах и в прилегающих к ним деревнях и селах. В это же время происходил массовый приток из России переселенцев. Все вышеприведенные причины привели к увеличению регламентированной проституции, а особенно к возрастанию тайной. Росло пьянство, разгул и вместе с этим увеличивались и заражения.

В 1906 году в Красноярске официально было 8 домов терпимости и значительное число практикующих одиночек.

По отчету Красноярской городской лечебницы число «венериков» к общему числу больных составляло до 4,5%, притом что врачебной помощью в амбулатории пользовались только неимущие больные, а главный контингент: военные, приказчики, «золотая молодежь», да и сами проститутки предпочитали лечиться у частных врачей, поскольку это гарантировало им лучшую практику.

Так как освидетельствование проституток в целях обеспечения безопасности здоровья  граждан города было необходимой процедурой, проститутки обычно доставлялись и осматривались в больнице на Воскресенской улице.

Песня проституткиВ 1906 году Губернатор решил лично проверить как проходит врачебный осмотр работниц домов терпимости. При этом он лично удостоверился в том безобразии, которое вносят проститутки в стены больницы при своем освидетельствовании. Приведенные для осмотра они «безобразничали на улице в то время, когда мимо проходили гимназистки и гимназисты, что действовало на них растлевающим образом».

Думе было предложено обязать содержателей домов терпимости иметь в каждом доме особое помещение для осмотра. Тогда врач имел бы возможность осматривать и само заведение, следить за внутренней чистотой, опрятностью белья. Это было предусмотрено и положением об организации надзора за проституцией в ст.16-18, утвержденным Министром Внутренних Дел 8 октября 1903 года.

Так же 3 марта 1906 года в Думу было внесено альтернативное предложение об отводе помещения для освидетельствования проституток. Для этой цели планировалось освободить квартиру Пристава 2 части.

Городская Управа на заседании 12 апреля решила ассигновать единовременно 151р. 80 копеек на оборудование смотрового пункта и ежегодно на расходы по содержанию  66р. 20 копеек в виде временной меры. Одновременно было поручено Городской Управе возбудить ходатайство о закрытии в Красноярске домов терпимости. Решение по этому вопросу затягивалось, безобразия не прекращались.

Все дома терпимости были расположены на Садовой и Береговой улицах, в центральной густо населенной части города.   16 сентября 1909 года домовладельцы и жители Садовой и прилегающих к ней улиц и переулков обратились с ходатайством в Красноярскую Городскую Управу о переносе публичных домов с Садовой улицы в другую, более уединенную часть города.

Постройки и квартиры, занятые домами терпимости,  были довольно ветхие, небезопасные в пожарном отношении. А в них постоянно происходили пьяные оргии, благодаря которым опасность пожара еще больше увеличивалась. Так было в ночь с 17-го на 18-е августа 1909 года, когда в домах Драчука возник в 3 часа ночи пожар. Хорошо, что не было сильного ветра, иначе опасность угрожала бы значительной части города.

Ряд этих заведений располагался близ торговых бань, пароходных пристаней и пристани городского плашкоута. Горожане, проходя мимо них, бывали свидетелями всевозможных безнравственных сцен.

30 ноября 8 молодых людей зашли в дом терпимости мадам Зыковой по Садовой. Угрожая кинжалами, открыли печь, напустили дыму, после чего захватили шубу и отправились в дом терпимости мадам Каторгиной, где захватили подушки и другие вещи. От Каторгиной компания отправилась в дом терпимости мадам Драчук, где разбила висячий уличный фонарь. По делу о нападении на дома терпимости задержано семь человек. «Сибирская мысль», 2 декабря 1911 года.

Управа предложила перевести «веселые» заведения на Подгорную улицу за речкой Качей, между Покровским и Почтамтским переулками. Красноярский Полицеймейстер, на заключение которого было послано заявление жителей Садовой и Береговой улиц и предложение Управы,   сообщил следующее:

Нахожу вполне правдивым, что дома эти находятся в центре городской местности, не подходящей для подобного рода предприятий, и это является тяжким бременем для жителей этого квартала в материальном и нравственном отношении, в последнем случае вообще для населения, т.к. местность эта центральная, где постоянно сгруппирована масса публики, перед глазами которой рельефно выделяется подобная прелесть.

Одна из самых подходящих под условия местность — это за речкой Качей, между Покровским и Радайкинским мостами, куда и можно было бы перевести дома терпимости; но так как местность эта глухая, далеко расположенная от полицейских частей, за глазами будут твориться постоянные разного рода безобразия, включительно до тяжких преступлений, то для предупреждения этого зла необходим постоянный усиленный надзор полиции, для чего понадобится не менее двух полицейских постов, для обслуживания которых нужно 4 человека городовых, которые будут находиться на посту посменно.

Закачинская слободаШтат городовых был слишком мал, выделить 4 человека не было возможности. К тому же указанную местность за Качей необходимо было осветить, для чего понадобилось бы не менее  двух керосино-калильных фонарей. Да и провести телефон было бы не лишним для сообщения  в часть о быстром оказании помощи и принятии надлежащих мер.

Городская Управа постановила возбудить перед г.Енисейским Губернатором ходатайство о переводе места расположения домов терпимости в другую часть города, за Качу, осветить новые улицы, а пункты о проводке телефона и установке полицейского поста отклонить. Это заключение было передано на заключение Енисейского Губернского Врачебно-Полицейского Комитета.

Врачебно-Полицейский Комитет 31 марта 1911 года признал предлагаемую местность на Подгорной улице несоответствующей к размещению означенных домов. Причиной послужили, во-первых, похоронные процессии, часто следовавшие через Закачинскую слободу. Во-вторых, близкое расположение казарм Красноярской казачьей сотни, нижние чины которой могли бы получить от домов венерические заболевания. В третьих, удаление от постоянного назора и вероятность совершения разных преступлений и беспорядков.

Ходатайство отклонили до рассмотрения второго ходатайства Думы о закрытии домов терпимости.

Смотровая книжка публичной женщины на проживание в Нижегородской ярмаркеОчень интересны правила, установленные для «публичных женщин», которые были записаны в смотровой книжке, заменяющей им паспорт, и которые они обязаны были исполнять по всей строгости. Вот некоторые:

... 3) Публичная женщина должна хранить эту книжку...Передавать эту книжку другой строго воспрещается. 5) Смотровая книжка заменяет для публичных женщин паспорты их...Они могут свободно переезжать из одной квартиры в другую, предъявляя домохозяину и полиции только эти книжки. 6) Публичные женщины могут переменять место жительства не иначе, как с ведома местной полиции. 7) В содержании себя публичная женщина должна соблюдать опрятность ... каждую неделю хотя один раз ходить в баню. ... 12) Публичные женщины должны воздерживаться от излишнего употребления вина и вести себя сколько можно скромнее и благопристойнее, не выказываться из окон в неблагопристойном виде, не затрагивать на улице проходящих и не зазывать их к себе, на гуляньях и в общественных местах не делать никаких непристойностей и не ходить по нескольку вместе. ...

Город пытался бороться с этим явлением, но дело было прибыльным и городское управление проигрывала эту войну. Выискивались тайные дома, выносились приговоры. Например, 19 января 1913 года в местном окружном суде при закрытых дверях слушалось дело по обвинению Федора Пономарева в содержании тайного притона разврата. Приговором суда Пономарев признан виновным и приговорен к заключению в тюрьму на 3 месяца. Еще одно дело было возбуждено об Исидоре Слезко и Евдокии Котовой. Вердиктом суда Слезко признан был виновным и приговорен в одному году тюрьмы с зачетом 8 месяцев предварительного заключения. Котова же была оправдана.

В законных публичных домах некоторым «дамам» жилось не очень сладко. Содержатель публичного дома по Садовой улице в доме Аданина Харитон Мусий по постановлению мирового судьи второго участка был заключен в тюрьму за истязание проституток. При аресте его были обнаружены орудия истязаний — резиновые дубинки и прочее. Воровство в этой среде тоже не было новостью. Крестьянин Петр Давыденко, сожитель содержательницы дома терпимости на Садовой улице Елизаветы Рожковой, заявил чинам полиции, что проститутка крестьянка Степанида Дмитриевна Загородникова скрылась в неизвестном направлении, захватив с собой платье и белье на сумму 30 рублей, данное ей для пользования до уплаты его стоимости. Сумму она выплатила только в размере 4 руб. 50 коп.

Кроме того в Красноярске была распространена торговля карточками и книжками «грубо-порнографического» содержания. Ходкий товар с незаурядным успехом распространялся на толкучем рынке, на базаре мелкими «книгоношами» и газетчиками. Торговлей этой занимались даже 10-12 летние мальчуганы, продававшие газеты на Большой улице. Из разговоров с газетчиками выяснился довольно любопытный факт. Оказывается, что сбытом такого рода литературы занимался «один барин из Питера».

Окончательное решение о закрытии домов терпимости с января 1914 года было принято Городской Думой в 1913 году. Много способствовал принятию этого решения губернатор Крафт.

М.Терешкова.

Стихи с ЖЖ Лобготт Пипзам

дополнена 23.08.13 в 14:14

Комментариев к записи 13

  1. Можно уточнить современные адреса Домов терпимости? остались ли эти объекты?

  2. Юлия, ТВК интересуют современные адреса или адреса современных? :-)

  3. Юлия, в газетах того времени не указывали точных адресов, то ли чтобы не создавать рекламу, то ли потому что их и так все знали. Все что я могу сообщить, что ул.Садовая стала ул.Бограда; ул.Береговая стала ул.Дубровинского;

    А «Подгорная улица за речкой Качей, между Покровским и Почтамтским переулками» в «местности глухой, далеко расположенной от полицейских частей» это нынешняя Брянская, между Сурикова и Перенсона.

  4. Юлия, ТВК интересуют современные адреса или адреса современных? :-)

    Мы планируем снимать проект ко дню города :) из серии — Красноярск, который уже никто не помнит. И ищем интересные знаковые места, с изюминкой. хотим сделать ретроспективу пары объектов — что там было, как это было, наглядно

  5. ищем интересные знаковые места, с изюминкой. хотим сделать ретроспективу пары объектов — что там было, как это было, наглядно

    Ну Вы, конечно, славную тему нашли. :-) Действительно хотите наглядно показать как это было???

  6. Вот что еще удалось разыскать — колыванская мещанка Драчук Ирина Федоровна имела недвижимое владение между Гимназическим (ул.Вейнбаума) и Почтамтским (Перенсона) переулком на Садовой улице (ул.Бограда) по правой ее стороне, как идти к вокзалу. Ее усадьба была первой сразу после Гимназического переулка. Заведение Зыковой было скорее всего по Батальонному переулку (ул.Декабристов) между Береговой улицей (ул.Дубровинского) и Огородной (бывш ул.Лазо, сейчас снесена).

  7. Проституция — это нравственный геноцид нации!

  8. Помню тот подвесной мостик на фото Закачинской слободы :) Еще застал его — пару раз ходил по нему с мамой. Шли с горы медакадемии, дороги от Стрелки еще не было, а ближайший мост через Качу был по Сурикова.

  9. Современный адрес Бограда 92 бывший публичный дом. Информацию нашел youtube.com

  10. В доме Бограда 92 никогда не было публичных домов. Это престижный дом, в котором жил владелец бани Ковский и дорогие квартиранты, вроде присяжных поверенных и врачей. Все дома терпимости были в деревянных домах по ул.Садовой от начала до Почтамтского переулка. За парком их не было.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости сайта

  • 30.12.2018 сайту исполняется 10 лет
  • 11.11 у сайта появился переработанный дизайн
  • 20.10 добавлена мобильная версия сайта
  • 23.07-16.08 отпуск
  • 6.01 на сайте теперь есть рейтинг статей и комментариев
  • 14.10 опубликовано мое интервью газете «Сибирский форум». Практически готовый раздел «О сайте»
  • 29.04 появился на сайте раздел Библиотека
  • 04.03 опубликовала альбом «Великий путь», обязательно смотреть и читать 😉
  • 30.12 добавила страницу с Часто задаваемыми Вопросами

Свежие комментарии

Красное мѣсто © 2008-2018       Копировка будетъ преслѣдоваться закономъ
Большинство представленных на сайте фотографий принадлежат Красноярскому краевому краеведческому музею
наверх