Новости сайта
Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Памятники архитектуры
Если Вам попалась на сайте грамматическая ошибка, то выделите ее мышкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Взятие снежного городка

В Прощеный день часть красноярской публики — казаки и мещане — уезжали по деревням, с которыми они имели родственную связь. Особенно много горожан в 50-60гг. в Прощеный день уезжало в Торгашино, а в 80-90гг. — в с.Ладейское. В этих деревнях исполнялась старинная казачья игра «взятие снежного городка». Откуда сюда был занесен этот обычай, установить трудно, но местные старожилы объясняют его как память покорения Сибири казаками и их боями за стенами острожков с осаждавшими их инородцами. Литературных указаний на происхождение «городков» мне найти не удалось. Но в трудах исследователей старинных народных обычаев, таких, как Терещенко, Сахаров, Снегирев и др., встречаются краткие указания на существование этого обычая и в селах европейской России.

В.Суриков Взятие снежного городка 1891

В Енисейской губернии «городки», по-видимому, были распространены повсеместно. На это, по крайней мере, указывают те данные, которые мне удалось получить от местных жителей из различных местностей Енисейской губернии, и отчасти из литературных данных. Отдаленные от нас по времени сведения дает Гмелин. Следующее указание на обычай «брать городок» мы находим у Степанова, который кратко отмечает этот обычай: «Строят укрепления изо льда с воротами; сажают гарнизон; делают приступ пешие и конные. Первые взбираются на стены, последние рвутся в ворота. Метлы и нагайки составляют оружие». (Эти данные относятся к 1822-34гг. прошлого столетия, т.е. через сто лет после Гмелина).

Несколько подробнее Степанова сообщает А.Терещенко:

В Енисейской губернии парни строят на льду ледяную крепость с воротами; сажают туда охранительную стражу. Пешие и конные идут в атаку; пешие лезут на стену, а конные врываются в ворота; осажденные обороняются метлами и нагайками. По взятии крепости победители идут с торжеством, поют песни и кричат радостно. Отличившихся ведут впереди, потом все пируют.

Опросный материал местных жителей дает следующую картину распространения «городка» по губернии.

Ачинский уезд — с.Балахта — «был устроен «городок» из снега и льда; «городок» этот я видел издали, за многочисленностью народа и экипажей, окружавших его, хода взятия «городка» уследить не мог». Это сведение относится к началу 900-х годов (Н.Г.Тарасов). «Городок» в Балахте был в двух местах — на р.Чулыме в Балахте и на речке Балахтинке в Куличках. Народу съезжалось очень много, «городок» брали под вечер» (Е.М.Юдина).

Канский уезд — г. Канск — «городок» устраивался за городом: лет 45 назад (конец 70-х годов XIX в.). Подробностей не помнит (Г.С.Любенецкий). Сс. Ирбей, Торбыш, Огинское и др.: «Городки» устраивались на масленице, причем в Торбыше «городок» устраивался на берегу речки Торбылки, а в Огинской и др. деревнях — на улице. На воротах «городка» были фигуры, но без особого значения, в зависимости от фантазии скульптора. «Город» откупали, т.е. собирали деньги на вино, и приступали к штурму и защите. В ход пускались метлы, хворостины, трещотки — чтобы испугать лошадей» (К.Т.Степанова).

Минусинский уезд — г.Минусинск — «В Минусинске «городок» устраивался в двух местах: на протоке, пониже пароходной пристани, и выше города — за Пятницкой площадью. Формы «городка» — две стены, и между ними ворота; на воротах ставились из снега же разные фигуры животных и людей; особенно часто наверху ворот красовался петух. Защитники были не только пешие, но и конные. Во время взятия «городка» играла музыка (гармоники или скрипки)». «Снежный городок» на р.Тубе — также устраивался «городок», который пользовался популярностью, а поэтому съезд был многолюден. Приезжало много народа из Минусинска. (Е.Д.Широкова. Последний «городок» помнят в Минусинске приблизительно в 1884—1886 гг.).

Село Новоселово — «на масленице всегда устраивались «городки». Наверху ворот ставили фигуры казака, петуха, бутылки и рюмки. Прежде чем начинать бой, собирали сначала откуп. Часто местное купечество заранее покупало бочонок вина, который и отдавался устроителям. А иногда на собранные деньги всей компанией шли в кабачок — после взятия «городка». Народу на взятие «городка» набиралось много, и пешего, и конного». (П.К.Жигалов).

Село Каратуз — на масленице, по заведенному издавна обычаю, «брали городок». Обычай этот заключается в следующем: каждый год, в последний день масленицы, делается из снега арка или две; наверху — небольшая лошадь из снега, с таким же всадником. Это называлось «городок». Его должен был взять кто-нибудь из верховой молодежи; а брать, т.е. разрушать этот «городок», очень трудно, так как его защищают многие с палками, метлами и т.д.

Красноярский уезд — первые сведения об устройстве «городка» в Красноярском уезде, как было сказано выше, мы находим у Гмелина — под 1735г. (следующие данные дает Степанов — 1822—1834гг.). В середине 19 века в окрестностях Красноярска «городки» были обычным явлением для казачьих селений — Базаиха, Торгашино, Ладейки, Березовка, Терехина, Есаулова, Частоостровские, Подсопки, и для заимок — Долговой, Чанчиковой и др.

Самый популярный «городок» был Торгашинский, куда приезжала чуть не вся красноярская сотня казаков, прочно связанная с торгашинцами родственными узами. Также бывало много горожан. Торгашинский «городок» строился солидно, и на воротах его, кроме обычных атрибутов, ставились снежные фигуры пеших и верховых казаков, одетых в настоящие казачьи костюмы времен Екатерины II. Но почему-то губернская власть наложила запрещение на Торгашинский «городок», и обычай этот прекратился, не позднее, по-видимому, 70-х годов, так как в 80-е годы гремела слава только торгашинской катушки (Е.А.Красноженова и А.И.Суриков). В других селениях этот обычай сохранился до наших дней. Так, в Терехиной и Есауловой были устроены последние «городки» в 1908г., в Базаихе и Березовке — в 1912г., в Ладейках — в наши дни, т.е. в 1922г.

В 1908 году я ездила в Ладейки в начале масляной недели, чтобы заранее узнать, будет ли в этом году устраиваться «городок». Но оказалось, что в эту масленицу «городок» не предполагался, а потому я своей поездкой воспользовалась для собирания материала о «городке» по материалам местных жителей. Меня направили к «городничему» — крестьянину той же деревни Карпу Шахматову. Из беседы с ним выяснилось, что обычай этот выполняется преимущественно взрослым населением , в 50-60-е гг. — казаками, а позднее крестьянами. При этом оказалось, что существовал особый руководитель — «городничий», на обязанности которого лежало следить за порядком боя при взятии «городка»; он же должен был давать знак к началу боя.

Но так было в прежние годы, и последним «городничим» был Карп Шахматов, со слов которого я и буду описывать ладейское действо. «Городок» устраивался так: в начале масляной недели деревенская молодежь принималась за устройство «городка»: делали из снега на льду Енисея двое ворот — одни против других на небольшом расстоянии. Верхняя перекладина на воротах украшалась снежными фигурами казаков, пеших и на лошади, с винтовкой за плечами. У ворот ставились снежные пушки и другие атрибуты крепостной защиты. На внутренней стороне других ворот делали из снега стол с полным собранием угощений, тут ставили графины и бутылки, закуски, пироги и т.д., но все из снега и льда.

В «Прощеный день», часам к 3, собиралась около «городка» масса народа, нарочно приезжавшего из ближних деревень и города. Именитые горожане жертвовали устроителям «города» деньги на «угощение», т.е. на водку; это называлось «выкуп» или «откуп города». Кроме доброхотных жертвований, устроители еще проходили по рядам всех собравшихся зрителей с ледяными тарелками, собирая все на тот же «откуп». Около ворот «города» с внешней стороны, по обе стороны, ставились защитники с хворостинами и метлами в руках. Часть молодежи имела в руках трещотки. Напротив «защитников» в кошевках и верхом становились на порядочном расстоянии нападающие. Перед началом боя «городничий» объезжал «город», чаще всего, на телеге, чтобы виднее и слышнее было, смотрел, все ли в порядке, затем кланялся собравшимся и читал стихотворное произведение под названием «НАЧАТИЕ И ПРИБЫТИЕ ПРОШЕДШЕЙ МАСЛЕНИЦЫ».

.
Говорила я: здравствуйте,
Любезные мои сибиряки,
Как военные, так и казаки.
Как я была довольная вами,
Вашими блинами, оладьями и пряниками.
А досидку вашу столь приятно пила,
Что чуть я не умерла.
Сибирское ваше пиво и штаны с гузна сбило.
А жены ваши, голубки,
Заложили дубасы и юбки.
Столь торжествовали,
Что и друг друга не узнали.
Ходили и бродили по подворьям,
Яко оные курицы, и становились
Прямо середь улицы.
Пели, ревели и нелепо кричали
И меня, честную масленицу, величали.
Когда я не могла на вас наглядеться,
Принуждена была с вами
В кабаке раздеться.
Старалась я в стойке все вино выпить
И дно осушить —
Но за стойкой вино не убывает:
«Целовальник» много воды прибавляет.
Милые вы мои други,
Вижу я: доходят до меня крайние услуги.
Оных я за это жаловала «кавалерами»
И разными иными мерами;
На которых драла одежу и пятнала рожу,
Да еще изволила определить
Между собой волосы и бороду делить.
Сего году навели на меня наглую невзгоду:
Собрались в полночь, скопили,
По всем квартирам меня сочили.
Вижу я эту наглую невзгоду,
Бросилась я по всему народу.
Прощайте, мои други и приятели.
А что вы делаете надо мной,
Как над злодейкой над какой.
Я ваша не злодейка и лиходейка,
Я ваша наставница и сибирская забавница.
Набирала я свиней на целый суп
И отправляла в инший путь.
Приказала свиньям крепко дуть;
Сколько бы свиньи не ревели и не визжали,
На рысях скоро в степь бежали.
Прибежали на показанное место,
Ставили лагери из гольного пшеничного теста,
Большую шаньгу с правого фланга поставили,
Блины и хворосты с обоих концов приставили.
А посредине стола я рыбный пирог призвала,
Ему и приказ отдала:
Чтоб форпоста, объезды и караулы
Имели до второй недели Великого поста.
Приходит от ставки Лапша с рапортом и орешки.
Тогда и приказала зарядить яйца всмятку
В бунтарей стрелять — глаза ослеплять.
Сколько было нашей силы потрачено,
О том неизвестно,
И сколько было в добычу получено...

(пропуск рассказчика)
.
Капуста да редька, та в службе некрепка,
Когда в полон попала, много мне зла чинила,
Живот режет, в глаза лезет,
В висках стучит, голову ломит.
Неприятель гонит.
От всей беды не знаю куда деться.
Прибыла я в чурбане, валялась в пустой бане.
Находилась в великом страхе,
Замарала я не одну рубаху.
Кабы я у вас до Святой недели побыла,
То бы оказалась у каждой девки и бабы жопа гола.
А если бы все со мной до Святой недели поводились,
То бы все нагие и босые находились.
А теперича я в степи шатаюсь,
Своими пищами питаюсь
И объясняю всему народу: до предыдущего году,
До месяца февраля в год, опять буду сюда.

После прочтения этого произведения, чтения невыразительного и быстрого, временами скандировавшего на удобной рифме, «городничий» подавал знак, и осаждающие стремительно бросались на приступ. Но гарнизон «города» не дремал: трещотки, крики, неистовое стеганье хворостинами и метлами немедленно пускались в дело; лошади нападающих горячились, вставали на дыбы, бросались в сторону зрителей, которые с криками и смехом шарахались от них.

Некоторые из осаждающих довольно скоро отступали, но настойчивые заворачивали своих лошадей, стегали их и опять бросались на «город», снова встречая ряд ударов и бойких насмешек над неудачей. Этот бой для многих участников оканчивался довольно серьезными ушибами и увечьями. Битва продолжалась до тех пор, пока какой-нибудь смельчак не продирался сквозь толпу защитников и не влетал в ворота, на взлете разрушая верхнюю перекладину. После этого все принимали участие в дальнейшем разрушении «городка». Это был конец. Победителя угощали вином и качали, а затем начиналось общее угощение и веселье участников боя. В это время «городок» доламывался, и зрители разъезжались.

Заканчивая свое сообщение, считаю необходимым еще раз остановиться на архитектуре «городка» и подробностях взятия его. Двойные ворота в виде арок (Енисейская губерния — повсеместно); стены с воротами (Минусинск — Енис. губерния); круговая стена с воротами в город, с платком на верхушке столба. Также не везде одинакова картина взятия «городка»: в Енисейской губернии бои идут с увлечением и страстью, здесь как бы снова просыпается боевой дух казаков-пионеров. Возможно, что Торгашинский «городок» потому и закончил свое существование, что потеха переходила в серьезное дело, оканчивающееся тяжелыми увечьями. Кроме того, приведенный мною сравнительный материал говорит нам, что Ладейский «городок» отличался еще одной особенностью, а именно введением в боевое действие стихотворного произведения. Тот же сравнительный материал, несмотря на местный патриотизм, придающий этому интересному обычаю чисто сибирское происхождение, указывает нам, что масленичные «городки» в начале XIX века были распространены в европейской России.

Это обстоятельство дает возможность предполагать, что обычай взятия «городка» можно отнести к более отдаленным временам русской истории, например, ко времени языческих религиозных воззрений, как предполагает Миллер, или к тому времени, когда русские славяне по своей южной границе должны были охранять рубежи путем постройки городков для защиты от кочевников.

А быть может, это эхо петровских потешных крепостей так быстро докатилось до Сибири и здесь прочно осело в виде боевой потехи ратных людей и т.д. Если наше предположение верно, то тем интереснее, что отзвук старинной эпохи сохранился до наших дней в пределах Сибири — среди местного казачества, тщательно оберегавшего боевые традиции своих предков. Хочется указать еще на одно обстоятельство: «городки», как напоминание далекой истории, народ соединил с еще более древним обычаем, дошедшим до нас от времен язычества — с празднованием масленицы.

Все литературные данные о «городках», которые мне удалось найти, зафиксированы в первой половине XIX века для европейской России. У нас же все это — обычай сегодняшнего дня, так как в Ладейках после некоторого перерыва в 1922 г. опять был «городок». Конечно, такая сохранность стариннейших обычаев в Сибири, в частности в Енисейской губернии, может быть объяснена молодостью нашей исторической жизни, где недавние подвиги русских людей запечатлены в живых рассказах и воспоминаниях сходящих со сцены поколений, живо рисующих бытовой уклад наших предков. Местная природа придала свой особый колорит старине, где еще совсем недавно, до проведения Сибирской железной дороги, жизнь шла медленным темпом далеких провинций, нарушаясь лишь происшествиями в обывательской среде — в виде большого воровства, убийства, грабежа обоза и т.д. — или праздничными развлечениями, среди которых долго сохранялся и кулачный бой, популярный до сих пор в Западной Сибири (Томск).

Неудивительно поэтому, что В.И.Суриков, воспитанный в подобной обстановке, дал в своих картинах самые проникновенные образы прошлого русской истории, приблизив далекое к своему поколению. Его же кисть запечатлела и яркую бытовую сценку «Взятие снежного городка», которую художник объяснил как «старинная казачья игра в Сибири».

М.В.Красноженова, Красноярск, 22 мая 1923 года.

Окончание. Начало статьи здесь.

Снежные городки в Красноярске продолжают брать и в 2011 году.

Дополнительные фотографии

3 фотографий
 


Оставьте комментарий


 

 

7 + 8 ?
 



Хотите подписаться, не комментируя - введите свой Email  

Если вы решили прокомментировать статью, для начала ознакомьтесь с правилами.

Правила кoммeнтиpoвaния на сайте Красное место

  1. Прежде чем оставлять отзыв, подумайте, будет ли он полезен другим читателям?
  2. В поле "Сайт" можно указывать только ссылку на главную страницу вашего блога. Ссылки на прочие веб-ресурсы (в том числе блоги/сплоги, созданные не для людей) будут удалены.
  3. Короткие комментарии вроде "Спасибо!" или "Интересная статья!", могут быть удалены, если я не знаю автора, поскольку они очень похожи на спам.
  4. Не используйте в качестве имени комментатора названия сайтов, рекламные фразы и т.п. слова, - такие комментарии я тоже удалю. Прошу указывать нормальное имя или ник.
  5. Пожалуйста, не засоряйте ветку высказываниями не по теме статьи или вставкой только смайликов, если есть вопрос - поищите сначала соответствующую статью, если это все равно не помогло, лучше свяжитесь со мной лично.
Поиск по сайту

Случайная статья
Статья “Гостиный двор
Новые комментарии
Мобильная версия
Мобильная версия сайта Красное место