Новости сайта
Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Памятники архитектуры
Если Вам попалась на сайте грамматическая ошибка, то выделите ее мышкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Слобода Алексеевка

С северо-западной стороны, почти сливаясь с Николаевской слободой, к городу Красноярску примыкал Алексеевский поселок. Он отличался от остальных окраинных заселений тем, что на него не распространялась власть Красноярского городского общественного управления.

А началось все с того, что в городскую управу в начале ХХ века постоянно поступали заявления о желании арендовать городскую землю. Имевшаяся свободная земля  около тюремного замка была уже вся использована. Поэтому уже с июня 1903 года управа думала спланировать и разбить кварталы за линией железной дороги согласно Высочайше утвержденного плана под заселение, чтобы не впасть в такую же ошибку, как при застройке Николаевской слободы, которая своими кварталами отклонилась от утвержденного плана. Арендную плату за пользование землей предполагалось назначить по 25 копеек за каждую квадратную сажень, а за землю, отчуждаемую в собственность — по 5 рублей за квадратную сажень. Но все получилось немного по-другому.

«В целях улучшения быта мастеровых и низших служащих Сибирской железной дороги, вследствие дороговизны квартир в городах Сибири, на основании ВЫСОЧАЙШЕ утвержденных правил домостроительства служащих Сибирской железной дороги на отчуждении больших станций дороги, в том числе и на станции Красноярск, образованы поселки для возведения на них служащими мастеровыми своих домов. Участки в поселках отводятся в пользование лишь на время службы на дороге.»

Из предложения Енисейского Губернатора на имя Красноярского Городского Головы

Слобода Алексеевка (Железнодорожная) на карте 1906 года

12 августа 1903 года Начальник железной дороги инженер Павловский обратился в Городскую Управу с Отношением, в котором просил об отчуждении для жилищ служащих на железной дороге при станции Красноярск земельного участка за пониженную плату.

Он ставил прямым условием, что в результате уступки земли по низкой стоимости Городская Управа будет извлекать значительный доход, не делая при этом никаких затрат по устройству улиц, освещению, экономя на найме ночных сторожей и т.д, поскольку эти затраты будут производиться распоряжением и средствами Управления дороги, хотя застройка железнодорожного поселка будет производиться согласно представленных в Городскую Думу планов.

Это было отражено в купчей крепости, совершенной Городским Управлением через своих уполномоченных П.С.Смирнова и П.К.Гудкова с агентами железной дороги. Также в ней были условия: «Управление дороги обязуется, в случае надобности для города в участке земли на берегу Енисея, около ключа Гремячего, уступить во всякое время, согласно особого договора, заключенного одновременно с настоящей купчей крепостью».

Город уступил управлению железной дороги под поселок  около 30 тысяч квадратных сажень земли, но с тем,что, сохраняя право на оценочный сбор с недвижимых имуществ, город бы не нес тягот по благоустройству. Железнодорожный поселок, образованный на станции Красноярск, среди пустынного городского выгона, вдали от станции, города, базара и церкви, на территории которого мастеровые возвели дома, был назван «Алексеевским». Поселок слился с полосой отчуждения и на него всецело должна была распространиться власть управления Сибирской железной дороги. Допускать двоевластие было бы нецелесообразно.

Поселок быстро застроился на основании Высочайше утвержденные 31 января 1903 года правила частного строительства служащих на Сибирской, Забайкальской и Уссурийской железных дорогах. Правила были изданы с целью поощрения частного строительства служащих и предусматривали ссуды под постройки в размере 75 % их стоимости и только из 4% годовых, а так же устанавливали, что арендная плата за землю не могла быть менее одной копейки в год за кв. сажень. Правила еще определяли те случаи, когда служащий терял право на арендованный участок.

Однако существовала и обратная сторона этих «правил». Если служащий увольнялся, то дом его подлежал выкупу у железной дороги. Построенный дом мог быть признан непригодным для жилья и оценен только как материал на снос, да и то по самой низкой оценке. Представьте себе весь ужас бывшего рабочего, убившего на «свой дом» сбережения всей своей жизни. Были дома, которые стоили владельцам свыше тысячи рублей и оценивались железно-дорожной комиссией в двадцать пять раз дешевле, то есть, в 50-60 рублей. Человек строил по плану, разрешенному начальством, после постройки дом его осматривался на соответствие плану тем же начальством...И тем не менее, дом его оказывался никуда не годным при выкупе, за него предлагали такую цену, которая была разорительной. Правила не трактовали «засельщиков» как самостоятельную единицу, имеющую право на спор. И  "благопопечительное" начальство, увлекаясь воображаемым общим благом, попирало насущные интересы отдельных лиц, ставших ему «неинтересными».

Согласно 128 ст. Городского Положения возведенные служащими дома подлежали оплате в пользу города Красноярска казенными налогами.

Но налоги, которыми город обложил поселок в 1906 году, были слишком велики.

... так например, дом бывшего инженера Клочковского в черте городского квартала, возле станции, площадью жилого помещения 55 кв. сажень по окладному листу 1906 года за № 1199 оценен в 2280 руб., между тем, дом мастерового Горчакова-Сидорова площадью 14 кв. саж. оценен в 2300 руб., дом мастерового Санникова 16 кв. саж. оценен в 2000 руб.

из Ведомости красноярской Городской Управы на домовладельцев-мастеровых Алексеевского поселка

Поэтому Начальник Сибирской железной дороги отношением от 8 ноября 1907 года за № 21233-17542 просил Думу о переоценке домов в поселке в присутствии представителя дороги и домовладельцев.

Городская Управа доложила Думе, что для предварительной оценки имуществ поселка Алексеевского были командированы Члены Оценочной Комиссии в составе трех человек, которые приступили к оценке 1 июня 1906 года в присутствии Начальника XVII участка пути и десятника Романовского. При вторичном появлении Членов Комиссии на следующий день жители поселка не допустили их к оценке своих строений, мотивируя отказ тем, что они никаких отношений к городу не имеют и пускать оценщиков в свои жилища не будут. А налог изъявили желание платить согласно распоряжению железнодорожного начальства со страховой премии, в которой застрахованы их дома.

В Городскую Управу была прислана именная ведомость, что более точной оценки произвести не представилось возможным. Начальнику участка пути было сообщено, что в случае неудовольствия размером оценки он может подать возражение до 20 июля 1906 года. Возражений при этом со стороны Управы не последовало. Дума постановила на следующий год произвести оценку отдельно каждого строения по его действительной стоимости.

Город Красноярск в противопожарном отношении в начале двадцатого века был очень далек от совершенства. Не было водопровода, в случае пожаров не хватало воды. В зимнее время, а в особенности в периоды замерзания Енисея или ледохода, очень трудно подъехать с бочкой к реке. В центральной части город до некоторой степени обеспечивал себя водой, устраивая теплые колодцы с паровыми насосами. Был еще один теплый колодец в центре города с паровой машиной у частного владельца.

Алексеевская же слобода располагалась на буераках, косогорах и оврагах и совершенно не имела воды на случай пожара. Красноярское Пожарное Общество по собственной инициативе устроило там бак, затратив на оборудование его 400 рублей. Бак (без всякого прикрытия) мог функционировать только в летнее время, зимой вода в нем замерзала. Правление Пожарного Общества обращалось в Думу с просьбой о постройке теплого бака, содержание и наполнение которого брало на себя.

Но Городская Управа считала, что земля в Алексеевской слободе была отчуждена по очень дешевой цене и это снимает с Городского Управления все обязательства по ее благоустройству. Всякие заботы в этом вопросе должны лежать на железнодорожном ведомстве.
Вид Алексеевского поселка от р. Качи на запад

24 марта 1910 года в Думу поступило прошение уполномоченного жителями старосты Алексеевского поселка Антона Иосифова Язвинского, в котором говорилось, что жители считают себя «отверженцами» города, «живущими во мраке, без света, воды и всего необходимого для жизни людей, задыхающихся при тяжелых условиях труда в дыму мастерских...». Организмы отравляются «антисанитарным воздухом», расположенного между отвалами поселка, который не имеет правильного сообщения с городом, так как нет прямой дороги. Этот факт затрудняет доставку жизненных продуктов с базаров. Никто из крестьян не соглашается везти в поселок ни дрова, ни сено по оврагам и рытвинам. А если кто и едет, то берет за доставку 1,5 или 2 цены против базарной.

Считая такие условия жизни невозможными и не имея со стороны железнодорожной администрации никакой помощи, Язвинский по поручению жителей поселка обратился к Красноярской Городской Думе с покорнейшей просьбой войти в безвыходное положение и помочь в неотложных нуждах поселка.

Жители Алексеевской слободы просили город оказать содействие в освещении, водоснабжении, постройке школ, лечебницы, ремонте улиц. подъездов и взвозов. Язвинский напомнил, что поселок находится в черте города и составляет часть Красноярска, жители подчиняются всем общим правилам города, платят все городские и казенные налоги и считают себя вправе требовать над собой опеки, равной всем гражданам города.

Поселок существовал уже шестой год, а положение его с каждым годом ухудшалось из-за отсутствия средств и заботы.

...Уповая, что просьба моя не будет «гласом вопиющего» и найдет отклик в сердцах попечителей города, которые признают нас не пасынками, а настоящими сыновьями города, что будет доказано заступничеством за нас перед небрежным и невнимательным отношением к нам железнодорожной администрации...

из Прошения старосты Алексеевского железнодорожного поселка А.И.Язвинского 24 марта 1910 года

Не только жители обращались к городским властям, о бедственном положении поселка: 15 апреля того же года Красноярский Полицмейстер сообщил в Думу, что в Алексеевской слободе, в самом центре по Вознесенскому переулку водой размыло середину улицу, отчего образовался на протяжении более 20 саж. ров, глубиною до 3-х саж., который как для проезжающих, так и для пешеходов являлся очень опасным местом. Особенно в ночное время и в праздники, когда бывает масса пьяных. Полицмейстер просил Городскую Управу хотя бы оградить эту опасную местность.

Рабочие железной дороги 1917 г

Красноярское Вольно-Пожарное Общество на общем собрании 25 апреля 1910 года рассмотрело вопрос о пожарном положении Алексеевской слободы. Оно нашло, что поселок, насчитывающий до 200 дворов, лишен пожарной охраны. Там нет набатного колокола, которым можно было бы во время пожара (в ночное время особенно) созывать жителей на площадь. Подъезд пожарных команд крайне затруднителен — из Николаевской слободы необходимо переезжать два лога и ехать косогором, а при одноконной пряжке бочек проезд возможен почти только шагом. Из города же ехать приходилось по изрытой местности и грязной разбитой дороге.

Городская Управа еще раз напомнила, что на отчуждение означенной земли (54 319,5 кв. саж.) под устройство Алексеевского поселка в целях обеспечения жилыми помещениями служащих Сибирской железной дороги на станции Красноярск последовало 11 июня 1903 г. ВЫСОЧАЙШЕЕ повеление, на основании которого эта земля поступила в полную собственность государственной казны. Следовательно, всякая забота об устройстве жилищ на этой земле (как находящейся в полосе отчуждения под железную дорогу) должно относиться к Правительству, а не Городскому Управлению, которое по закону лишено права на свое вмешательство в полосе, где имеется свое управление, полиция и пр., где средства отпускаются из казны.

Поэтому Городская Управа полагала, что обращения о принятии мер по благоустройству Алексеевской слободы являются не по принадлежности. То, что Городское Управление взимало со строений в слободе оценочный сбор в пользу города не возлагало на город обязанность принимать участие в расходах. Оценочный сбор по числу 192 усадеб в Алексеевской слободе, оцененных в 1909 году в 44 035 рублей, составлял только 440 рублей 35 коп.

Сумму, едва достаточную на обычное содержание в исправности только взвозов в улицах, тогда как по приблизительному подсчету для названной слободы необходимо было:
а) для освещения 42 обыкновенных фонаря, единовременный расход на установку которых составит 7 х 42 руб. — 294 р.;
б) содержание каждого фонаря в год стоит 18 р. 40 к. на 42 — 772 р. 80 к.;
в) на ночной караул по обязательному постановлению Городской Думы от 17 марта и 28 июня 1888 г. в составе 13 пикетчиков по 240 р. в год — 3120 р.;
г) на санитарный надзор, считая одного конного и одного пешего стражников 480+240 — 720 р.;
д) на содержание пожарной организации по примеру Николаевской слободы, на постройку пожарного депо с каланчей — до 7 000 р., на оборудование пожарного обоза — до 3 800р., на ежегодное содержание обоза — до 3 000 р.
Всего — 17 906 р. 80 к.

Слобода Алексеевка (Труда) на карте 1924 года

В 1909 году в Красноярске было введено всеобщее образование. На основании правил для одноклассных и двухклассных училищ Министерства Народного Просвещения, устраиваемых на линиях железных дорог на средства железнодорожных управлений, утвержденных Министерством 25 сентября 1898 года, дорога обязана была (параграф 6 правил) для означенных училищ для детей железнодорожных служащих:
1) давать помещения для училищ в зданиях и в частных квартирах;
2) покрывать из своих средств расходы как по ремонту училищных зданий, так и по найму помещений для самих училищ и для преподавателей, а так же по отоплению, освещению, найму прислуги;
3) уплачивать из своих средств жалование преподавателям, приобретать пособия и принадлежности.

Однако к началу всеобщего обучения в Алексеевской слободе давно стояло недостроенное здание, предназначенное Управлением дороги для школьного помещения, а в Красноярском двухклассном железнодорожном училище, открытом 15 августа 1902 года, занятия происходили двумя сменами — утренней и вечерней. Сибирская железная дорога к тому же ввела плату за право обучения в школах дороги (приказ № 584 от 22 декабря 1908 года по школьно-библиотечному комитету).

Железнодорожные служащие вынуждены были отдавать своих детей в городские и приходские училища Красноярска, где обучение было бесплатным.
Только 30 января 1910 года в газете «Красноярский вестник» можно было прочитать объявление о том, что красноярской городской думой было возбуждено ходатайство об отмене платы за обучение в железнодорожных школах города Красноярска и об открытии новой школы в Алексеевском железнодорожном поселке на средства железнодорожного ведомства.
Место, где раньше находилась Алексеевская слобода

Во время строительства водопровода в 1913 году возникла необходимость заключить соглашение между городом и Управлением Сибирской железной дорогой о прокладке труб под путями дороги в Николаевскую слободу. Городской Голова был командирован в 1912 году в Томск для личных переговоров с Управлением дороги. На заседании Совета дороги представитель контроля настаивал, чтобы город, получив право на прокладку труб, совершил купчую крепость с Управлением дороги на землю, отданную городу под железно-дорожный поселок Алексеевку.

Дума приняла выработанный Городским Головой П.С.Смирновым и принятый Советом Сибирской железной дороги проект договора на прокладку труб городского водопровода в полосе отчуждения и уполномочила П.С.Смирнова совершить купчую крепость с Управлением дороги на приобретенный в 1906 году дорогою участок городской земли под поселок Алексеевку (мерою 22 700 кв.саж.) и перевод Управлению Сибирской железной дороги 7 780 р. на производство работ по прокладке труб городского водопровода в полосе отчуждения Сибирской железной дороги.

В договоре в пункте №6 говорилось:

В случае надобности, Городское Управление обязывается допустить присоединение к водопроводу, идущему из города в Николаевку, водопровода в Алексеевку для снабжения водой жителей Алексеевки за установленную для жителей города плату согласно утвержденного Городским Управлением проекта и во всем согласно технических условий проекта.

После революции Алексеевский железнодорожный поселок переименовали в Слободу Труда. Место на карте, где находилась слобода Алексеевка существует и сейчас, только теперь оно все застроено многоэтажными домами, хотя некоторые названия улиц с 1921 года так и не изменились.

М.Терешкова.

Оставьте комментарий


 

 

1 + 10 ?
 



Хотите подписаться, не комментируя - введите свой Email  

Если вы решили прокомментировать статью, для начала ознакомьтесь с правилами.

Правила кoммeнтиpoвaния на сайте Красное место

  1. Прежде чем оставлять отзыв, подумайте, будет ли он полезен другим читателям?
  2. В поле "Сайт" можно указывать только ссылку на главную страницу вашего блога. Ссылки на прочие веб-ресурсы (в том числе блоги/сплоги, созданные не для людей) будут удалены.
  3. Короткие комментарии вроде "Спасибо!" или "Интересная статья!", могут быть удалены, если я не знаю автора, поскольку они очень похожи на спам.
  4. Не используйте в качестве имени комментатора названия сайтов, рекламные фразы и т.п. слова, - такие комментарии я тоже удалю. Прошу указывать нормальное имя или ник.
  5. Пожалуйста, не засоряйте ветку высказываниями не по теме статьи или вставкой только смайликов, если есть вопрос - поищите сначала соответствующую статью, если это все равно не помогло, лучше свяжитесь со мной лично.
Поиск по сайту

Случайная статья
Здание мужской гимназии
Новые комментарии
Мобильная версия
Мобильная версия сайта Красное место