Новости сайта
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
Памятники архитектуры
Если Вам попалась на сайте грамматическая ошибка, то выделите ее мышкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Падение Красноярского Совета

Все жители Красноярска знают улицы Вейнбаума, Дубровинского, Марковского, Лебедевой, Белопольского, Шумяцкого, но не все знают о том, кто эти люди. В краевом архиве хранится многотомное дело, возбужденное прокурором Красноярского окружного суда по обвинению членов Енисейского губернского соединенного исполкома в способствовании враждующим с Россией державам, в похищении ценностей из Красноярского отделения Госбанка и разбойном ограблении Енисейского казначейства.

Красноярский Совет

Красноярский Совет 1917—1918 годов.Первый ряд (слева направо) — Фальковский, Марковский, Дубровинский. Второй ряд — Вейнбаум, Дубровинская (Муниц), Окулов, Окулова, фамилия не установлена.

Когда к середине июня 1918 года Мариинский и Клюквенский фронты были прорваны и отсчет времени для Красноярского совета пошел на часы, по распоряжению командующего вооруженными силами губернии Т.П.Марковского на подступах к городу начали взрывать железнодорожные мосты. Был минирован и Красноярский железнодорожный мост, по неизвестной причине уцелевший.

В Красноярске стало известно, что Томский военно-революционный штаб «эвакуировался из Томска, забрав с собой все продовольствие, все деньги, все вооружение, всю артиллерию и всех солдат». Прецедент был создан. Поскольку быстро выяснилось, что Обь-Енисейский канал непроходим, а пробиться к Иркутску невозможно, было решено отступать на Север.

В ночь на 17 июня по распоряжению президиума исполкома в Красноярское отделение Госбанка направился вооруженный отряд, изъявший 34 пуда золота, 32 млн рублей кредитными билетами и ценные бумаги. Ценности сложили в кожаные почтовые баулы и сумки, опечатали и на двух подводах перевезли на пароход «Сибиряк». Уже погруженные и размещенные в трюме баулы не раз вскрывались — три миллиона рублей по чеку исполкома получили Г.С.Вейнбаум и В.Н.Яковлев, крупные суммы были выданы еще ряду лиц.

17 июня 1918 года «Сибиряк» отправился от Красноярской пристани вниз по Енисею, его сопровождали пароходы «Николай» (бывший «Св.Николай») и «Тобол». На них ехали красногвардейцы, солдаты и часть членов исполкома, вооруженных и одетых в солдатскую одежду. Впереди пароходов как передовой отряд шла моторная лодка с вооруженными солдатами. С пароходами шло три баржи, на которые заранее погрузили хлеб, ветчину, сахар, чай, табак и другие продукты. Кроме того, исполком вез с собой массу самых неожиданных вещей: упакованные в ящики и кули мануфактуру, чулки, белье, электрические лампочки (2 ящика), бусы (ящик). Создается впечатление, что они брали все, что могли унести: деревянные пресс-папье, висячие замки, швейные иголки, дамские гребенки, детские кольца и т.д.

Решение об эвакуации исполкома не рекламировалось, но слухи о бегстве большевиков моментально разлетелись по городу. Рабочие железнодорожных мастерских встретили известие о том, что исполком грузит на пароходы ценности из банка и продукты, мягко говоря, без восторга. Собравшиеся на митинг потребовали объяснений у председателя исполкома Г.С.Вейнбаума, который заявил, что он только что вернулся в город и не в курсе последних событий. Тогда сюда же был вызван товарищ председателя В.Н.Яковлев, подтвердивший факт погрузки с целью вывоза ценностей из Красноярска.

Поскольку пароходы уже успели уйти из города, рабочие решили вернуть их. Сделать это поручили Вейнбауму и двум избранным для этого делегатам. По свидетельству очевидцев, Григорий Спиридонович дал слово вернуть пароходы. Как бы уступая справедливым требованиям рабочих, вслед за ушедшим караваном был направлен комиссар исполкома К.А.Терсков (Терских) с устным распоряжением Яковлева о возвращении. Когда к вечеру этого богатого событиями дня стало известно, что часть военнопленных, узнав о бегстве исполкома, захватили пароход «Сокол» и ушли на нем вниз по Енисею, делегатам дополнительно поручили «объявить военнопленным, что исполком на месте, не бежал, и убедить их вернуться».

Делегация из Красноярска нагнала флотилию исполкома в Казачинском. Вскоре рабочие были арестованы, и Вейнбаум не попытался помочь «товарищам». Рабочих довезли до Енисейска и посадили в тюрьму, в которой они просидели до 27 июня. Тем временем в районе Казачинского отряд кораблей увеличился. Сначала был задержан идущий в Красноярск пассажирский пароход «Дедушка», пассажиров высадили, а «Дедушка» также пошел в Енисейск. Чуть позже стало известно о приближении «Сокола» с «какой-то бандой». Настроение большевиков было очень тревожное, ожидалась погоня. Когда «Сокол» с красным флагом стал приближаться, солдаты приготовились к бою. На пароходе оказалось около восьмидесяти вооруженных военнопленных, немцев и австрийцев. После переговоров «Сокол» также пошел к Енисейску. 18 июня из Красноярска ушел последний пароход с партийными и советскими работниками.

Судя по показаниям очевидцев, их отъезд проходил в весьма драматичной обстановке: «...некоторые отдельные личности, не успевшие вскочить на пароход, бросались в лодки на берегу и уплывали в расчете спастись бегством. Но это только губило безумцев, ибо по ним открывали огонь, и редко кто из них уцелевал...».

Сразу после прибытия пароходов золото и ценности были сданы в Енисейское уездное казначейство, золото — все, а денег — на 10 миллионов меньше, чем взяли в Красноярске. После этого военная команда была разоружена и распущена. Бывший председатель губернской ЧК Г.И.Пекарж, Э.Я.Шульц и многие другие из Енисейска уехали. Был расформирован и боевой отряд партии левых эсеров, сопровождавший флотилию. Показания его членов представляют особый интерес, поскольку в них встречается информация о том, что в Енисейске исполком сложил свои полномочия.

Казалось бы, экспедиция была завершена. 22 июня пароходы «Дедушка» и «Тобол», катера «Стрела» и «Ерш» пошли обратно в Красноярск. Но далеко не ушли. Не доходя до устья Ангары, они встретили пароход «Обь», и по требованию плывшего на нем В.Н.Яковлева все суда пошли назад и 23 июня вернулись в Енисейск. 25 июня сданные ранее ценности были изъяты из казначейства, но по какой-то причине большевики покинули город только утром 27 июня. На последнем этапе экспедиции отряд в составе 249 человек размещался на пяти пароходах, двух катерах, двух лихтерах и двух баржах. В это время явно обозначилось противостояние руководителей и «пехоты». Из показаний рядовых участников следует, что основная их часть не была осведомлена о конкретной цели и не поддерживала вождей.

ТелеграммаВ банк было возвращено все золото, недостача по кредитным билетам и казначейским знакам составила около 16 млн рублей. Сумевшие скрыться впоследствии были либо выданы властям местными жителями, как, например, Г.И. и Я.М.Пекарж, либо задержаны уже за пределами губернии. Бежавших от преследования в тундру убивали местные жители.

26 июля отряд Мальчевского возвратился в Красноярск. Он привез с собой 38 задержанных, которых отправили в тюрьму под конвоем казаков, чехов и солдат 1-го Енисейского стрелкового полка. При выходе на берег их встречали казаки с плетками в руках. Избиение продолжалось и во время построения на берегу, и во время следования в тюрьму. Правда, согласно показаниям свидетелей чехи старались защитить арестованных от побоев, а некоторым удалось даже пронести с собой крупные суммы денег. Т.П.Марковский, С.Б.Печерский и А.П.Лебедева до тюрьмы не дошли. Они были выхвачены из колонны и замучены на берегу Качи. Выбор жертв прокурор Д.Е.Лаппо позже объяснил так: «Лебедева вызывала к себе всеобщую ненависть в военной среде, так как, по упорным слухам, особенно настаивала в свое время на расстреле офицеров. Не меньшую ненависть возбуждал Печерский, комиссар исполкома: самый деятельный, грубый, жестокий, допускавший утонченные издевательства над арестованными».

Эти события всколыхнули общественное мнение. Совет профсоюзов г.Красноярска вынес резолюцию с требованием немедленного предания суду всех участников конвоя, принимавших участие в истязаниях, и смещения начальствующих лиц, виновных в бездействии и попустительстве. Беспристрастного расследования требовали и меньшевики. Для успокоения умов губернский комиссариат обратился в редакции красноярских газет с просьбой не печатать материалы, относящиеся к этим событиям, «в интересах производящегося следствия». 27 июля окружной прокуратурой было начато следствие по факту убийства. Но практически сразу же судебный следователь столкнулся с непреодолимыми препятствиями, прежде всего — с отсутствием свидетелей. Начальник первого отделения городской милиции показал, что об убийстве в отделение сообщил неизвестный, и «при опросе местных жителей очевидцев происшествия не оказалось».

Попытки выяснить, кто именно был в составе конвоя, натолкнулись на упорное сопротивление чехов. И 16 апреля 1919 года дело было прекращено «за необнаружением виновных». Гораздо успешнее продвигалось следствие по обвинению членов исполкома — здесь не было недостатка в свидетелях, да и обвиняемые были налицо. Руководители исполкома шли нарасхват у властей разных уровней. А.Ф.Парадовского и Я.Ф.Дубровинского пытался получить в свое распоряжение начальник Красноярского гарнизона полковник Ляпунов. Военные власти требовали отправки в Иркутск

Г.С.Вейнбаума, а окружной прокурор мотивировал необходимость его содержания в красноярской тюрьме «потребностью допроса по ряду других дел, имеющих связь с господством большевиков».

Лаппо отмечал, что Вейнбаум охотно давал показания, сообщая сведения по таким вопросам, как, например, отношение к Сибири правительств Америки и Японии. 12 октября выдачи Парадовского, Вейнбаума и Дубровинского, обвиняемых в преступлениях против безопасности и имущества чехословацких войск, потребовали чехи. Прокурор окружного суда до последнего стремился не допустить этого. Сейчас очень сложно судить, пытался ли он, будучи либералом и старым знакомым некоторых из них, спасти их или им двигали более прозаические мотивы. Но факт остается фактом — сначала он указал на незаконность требования чехов в силу несоблюдения необходимых процедур. После того как выдачу арестантов признал недопустимой и военный министр Иванов-Ринов, чехам было отказано вторично.

Но военные власти прокурора не поддержали, грубая сила восторжествовала, и 24 октября в 7 вечера Г.С.Вейнбаум, И.И.Белопольский (один из руководителей газеты "Красноярский рабочий в то время), А.Ф.Парадовский, В.Н.Яковлев и Я.Ф.Дубровинский были переведены в чешский эшелон на станцию Красноярск. Судя по всему, чрезвычайный военно-полевой суд во многом был формальностью — обвинителя и защитника не было, введенный в состав суда русский прапорщик вел себя только как свидетель. В ходе судебного процесса Белопольский отрицал свое активное участие в действиях против чешских войск, Дубровинский заявил, что единственная в его жизни ошибка — то, что он пошел за большевизмом. Парадовский сначала отрицал свое участие во взрыве мостов, но затем признался, что он руководил взрывами. Вейнбаум и Яковлев вели себя по-другому: они дали подробные объяснения, заботясь, чтобы в протоколы их показания были занесены точно и полностью.

В три часа утра объявили приговор, а через час обвиняемые были казнены. Это событие не вызвало среди населения какого-либо заметного волнения. Члены губернской и уездной земских управ, городской управы и гласные эсеры предполагали протестовать в городской думе 25 октября, но заседание городской думы не состоялось из-за недостатка кворума. Поэтому протест ограничился посылкой телеграмм Временному правительству.

Прошло чуть более двух лет, и в начале 1921 года в Красноярске появились улицы Вейнбаума, Дубровинского, Марковского, Лебедевой, Белопольского и другие, напоминающие о пламенных революционерах и борцах за власть Советов в Красноярске. Постепенно была создана отлакированная каноническая история героической борьбы и гибели членов первого Енисейского губернского исполкома — рыцарей революции без страха и упрека.

В Иркутске во главе большевистской компании стоит красноярский большевик Борис Шумяцкий. Иркутская демократия должна знать, кто сейчас руководит в Иркутске большевистской авантюрой.

В 1914 году Шумяцкого судили социал-демократы, его товарищи по партии, обвинение против него возбудили тоже эсдеки: большевик Шлихтер, меньшевик Байкалов и Загайный [...] обвинили Шумяцкого за его статьи в «Трудовой правде» — в том, что он лжец, бессовестный клеветник, недобросовестный журналист.

Суд, состоявший из одних эсдеков, признал все обвинения доказанными и единогласно вынес резолюцию, объявляющую Шумяцкого лжецом, клеветником и недобросовестным журналистом. Судьями, вынесшими этот приговор, были эсдек Дубровинский, Боград, Гвоздиков. Дубровинский на заседании красноярского исполкома, председателем которого он состоял, заявил, что и теперь (в 1917 году) он считает приговор правильным.

После этого Шумяцкий снова обратил на себя внимание красноярских революционеров своим поведением на суде, когда он судился 22 апреля 1915 года за участие в Красноярском восстании в 1905 году. Тогда, чтобы выпутаться, он сочинил клевету на революционеров, бывших с ним в мастерских. Он заявил, что попал случайно в мастерские и его оттуда не выпускали силой, грозя расстрелять. На суде жандармский полковник Маматказин подтвердил клевету Шумяцкого и рассказал в подтверждение аналогичную историю, якобы произошедшую в тех же мастерских.

Все эти факты были в Красноярске на разбирательстве дела Шумяцкого в исполкоме подтверждены полностью. Однако, ныне Шумяцкий в «Рабочем и Солдате» старается доказать, что факты эти опровергнуты. Он ссылается на то, что исполком единогласно, в т.ч. голосами фракции эсеров принял резолюцию, гласящую, что обвинение Шумяцкого не соответствует действительности.

На самом деле фракция эсеров вышла из состава исполкома из-за присутствия там Шумяцкого, о чём официально объявлено в «Известиях красноярского совета солдатских и рабочих депутатов». Полагаем, многие, идущие сейчас за Шумяцким, задумаются над тем, могут ли довести до добра такие господа.

«Сибирь», 1 ноября 1917 года. Иркутск

Взгляд с другой стороны, например, окружного прокурора Д.Е.Лаппо, видел другое: «Вейнбаум, единственный сын петроградского видного чиновника, служившего по Министерству народного просвещения, получил хорошее образование за границей, порвал с престарелыми родителями, увлеченный революционным угаром при мягкой и податливой натуре». Александр Феликсович Парадовский, по мнению Лаппо, присоединился к большевикам по материальным соображениям. До революции он был статским советником, начальником Красноярского технического железнодорожного училища, человеком правых убеждений, дорожившим своим служебным положением. Правда, авторитетом в коллективе он не пользовался. В 1917 года педсовет училища просил Министерство путей сообщения срочно отстранить Парадовского от обязанностей начальника училища. Коллеги отмечали его неуравновешенный характер, индифферентное отношение к делу, склонность приписывать себе работу, в действительности выполненную другими, неумение держать себя с достоинством вне службы.

Картина, которую рисуют нам документы, резко отличается от советского официоза, она скорее напоминает сценарий современного боевика, правда, с трагическим финалом для главных действующих лиц, проигравших борьбу и за власть, и за собственную жизнь.

Ирина Коняхина

Оставьте комментарий


 

 

2 + 9 ?
 



Хотите подписаться, не комментируя - введите свой Email  

Если вы решили прокомментировать статью, для начала ознакомьтесь с правилами.

Правила кoммeнтиpoвaния на сайте Красное место

  1. Прежде чем оставлять отзыв, подумайте, будет ли он полезен другим читателям?
  2. В поле "Сайт" можно указывать только ссылку на главную страницу вашего блога. Ссылки на прочие веб-ресурсы (в том числе блоги/сплоги, созданные не для людей) будут удалены.
  3. Короткие комментарии вроде "Спасибо!" или "Интересная статья!", могут быть удалены, если я не знаю автора, поскольку они очень похожи на спам.
  4. Не используйте в качестве имени комментатора названия сайтов, рекламные фразы и т.п. слова, - такие комментарии я тоже удалю. Прошу указывать нормальное имя или ник.
  5. Пожалуйста, не засоряйте ветку высказываниями не по теме статьи или вставкой только смайликов, если есть вопрос - поищите сначала соответствующую статью, если это все равно не помогло, лучше свяжитесь со мной лично.
Поиск по сайту

Случайная статья
Дом Беловой в Минусинске
Новые комментарии
Мобильная версия
Мобильная версия сайта Красное место