Новости сайта
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Памятники архитектуры
Если Вам попалась на сайте грамматическая ошибка, то выделите ее мышкой и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Исламов Хадият Иксанович

Хадият Иксанович ИсламовЭто редкая и удивительная удача — то, что известно имя мастера, построившего и дом Вильнера, и другие здания, ставшие украшением Минусинска. Обычно известен бывает лишь архитектор, а сами мастера, люди воплощавшие замысел своими руками,  остаются безвестными.

А мы знаем не только имя этого человека — его звали Хадият Иксанович Исламов, но живые люди, близкие ему, и хорошо знавшие его, сохранили фотографии строителя. Вот он на снимке — поседевший, но крепкий и по-прежнему молодцеватый — напоминает чем-то Буденного.

Снимки сохранил племянник Исламова — Гали Хусаинович. Вот он-то и поведал интереснейшую историю не только о судьбе своего дяди, но о всей семье Исламовых.

У каждой семьи, живущей в Сибири, есть своя история о том, как она появилась в этих краях. У семьи Исламовых это история трагикомичная. Посудите сами.

В конце прошлого века в татарской деревне Каргала Оренбургской области жил крестьянин по имени Иксан. С работой плохо было, и он зарабатывал себе на жизнь, нанимаясь в других деревнях, в том числе и русских, и лучше своих односельчан говорил по-русски. И потому, когда в деревню приехал с проверкой какой-то губернский чиновник, они попросили Иксана, чтобы он сказал ему, что их сильно притесняет староста.

— Разберемся, — пообещал чиновник. И разобрался... Иксана выслали на три года в Сибирь. Жена осталась одна с двумя детьми. Через некоторое время она добилась разрешения приехать к мужу. Добралась вместе со ссыльными, этапом, пешком. Какие-то ссыльные, жалеючи детей, брали их с собой на подводу, видела она их уже только вечером, когда останавливались на ночлег. Сама же, как все каторжане, весь путь пешком, с той лишь разницей, что кандалов на ней не было. Звали эту женщину Фатиме Юсуповна.

Вот так и пришла Фатиме к своему ссыльному мужу, он жил в селе Большая Ничка. Жители села с сердечной добротой и состраданием отнеслись к Исламовым — кто нес чугунок, кто ухват на обзаведенье нового хозяйства. А кто-то привел телку:

— Не сдохнет — твое счастье, Фатима.

В тот год был большой мор скота. Но телка эта дареная уцелела к несказанной радости Фатиме: детишек надо было подымать.

Через несколько лет родился третий сын — Хадият — это и был герой нашего повествования. Потом дочь, и четвертый сын Хусаин – отец Галея Хусаиновича, который и поведал эту историю.

Парни в семье Исламовых были крепкими, сильными. Старший, например, Хасан, сначала работал грузчиком в пароходстве. Зимой же он работал на винном заводе Данилова в Минусинске — за смену перетаскивал по 500 пудов, по силушке немного уступал третий брат – Ходият.Встав взрослым парнем — он нанялся на работу к какому-то конезаводчику в Красноярске — объезжал лошадей.

Исламовы в то время жили в Знаменке, и Хадият часто приезжал домой. Самый же младший Хусаин в это время работал кучером у известного богатея — купца Мансурова. Вот Мансуров увидев как-то приехавшего к родителям Хадията, и сказал ему: «Зачем тебе в прислужниках ходить, научись серьезному делу».

И предложил ему построить здание — складское помещение неподалеку от дома (в бывшем доме Мансурова размещается ныне артель «Саяны»).

— Да я же не умею, — возразил Хадият.

— Вот как раз и научишься, — сказал купец.

Это был тот поворот судьбы, за которым круто меняется вся жизнь человека. Склад тот Хадият построил своими руками — кирпичик к кирпичику и, видать, дело его это увлекло, заразило. Потому что немного позднее он уже сам собрал свою артель и получил хорошие подряды — видимо, Мансуров рекомендовал его знакомым купцам — Вильнер предложил ему построить здание по улице Новоприсутственной (нынешняя Октябрьская).

— Отец говорил, что там до этого было какое-то длинное одноэтажное деревянное здание, — вспоминает Галей Хусаинович, — там были ресторан и гостиница.

На снимке дом Вильнера еще двухэтажный

Дом Вильнера, как предполагают, был построен в 1909—1912 годах. Хадияту Исламову было тогда за сорок, то есть был он вполне зрелым, опытным мастером. И конечно, между тем первым складом, который он выложил сам во дворе дома Мансуровых и красивым, с затейливой кладкой, арочками и колоннами домом Вильнера были еще здания, построенные его артелью. Некоторые из них Исламовы могут назвать без сомнения — это дом Калнина — сейчас там размещается городская администрация.

Соседний с этим — дом купца Матонина тоже построил Исламов. Еще он построил дом купцу Рогозинскому – сейчас это кинотеатр «Ровесник». Предположительно дом купца Савельева по улице Кравченко, где размещается вечерняя школа, тоже построил Исламов, вон он на дальнем плане фотографии, слева. Возможно, и дом купца Смирнова (угловой на Штабной и Октябрьской улицах) тоже возводила его артель. Словом, значительная часть центра Минусинска, ставшего историческим памятником, было построена артелью Исламова.

Вы представляете, какой мощный должен быть у человека от природы ум, как развита память, чтобы, будучи безграмотным, брать подряды на строительство таких зданий, как дом Вильнера. Он же в голове сотни цифр держал — от разметки окон и дверей до зарплаты каждого из своих артельщиков. Может быть, будь у него в свое время возможность выучиться, он стал бы хорошим архитектором. Но и того, что успел сделать этот человек на своем веку — в избытке хватает на то, чтобы не одно поколение минусинцев вспоминали его добрым словом.

— Расскажите, пожалуйста, о семье вашего дяди, — прошу я своего собеседника.

— Он был женат на русской женщине — ее фамилия была Неволина. Она была работницей того хозяина, у которого он объезжал лошадей в Красноярске. Я про нее мало что знаю, помню, что звали ее Лида. Было у них трое детей. Старший сын Павел, потом Николай и еще дочь Нина. Все дети носили фамилию матери — Неволины. А самого дядю называли чаще Александром Александровичем — это было привычней.

Обоих сыновей уже давно нет в живых. А вот жива ли дочь его — Нина, — я сейчас не могу сказать. У нее была очень трудная судьба — дважды была репрессирована, отбывала оба раза срок в Норильском лагере.

Когда она второй раз отбыла срок, приехала к отцу в Кызыл, куда  он уехал, кажется, в 1927 году, после смерти своей жены. Сначала он работал в госхозе, в пятнадцати километрах от границы. Я к нему приезжал тогда: был случай, когда мне нужно было везти в Туву директора Тувзолота. Вот тогда останавливался у дяди. Потом он работал в Кызыле, продолжал строить. Последние годы он жил в доме, который построил сам. Эти дома строили специально для работников банка. Но ему, как уважаемому человеку дали там квартиру — он был персональный пенсионер. Умер дядя в 1967 году в возрасте 98 лет.

Невозможно не упомянуть о судьбе остальных братьев Исламовых — настолько это интересно. Старший Хасан, работавший сначала грузчиком в пароходстве, со временем стал лоцманом, водил суда от Красноярска вниз по Енисею. Был он тоже безграмотным, но поражал всех удивительным знанием своего дела — проводил суда ночью, ориентируясь по ему одному известным приметам. В общей сложности проработал на речном флоте 45 лет. Второй брат Гизят был и старателем (золото намывал), работал и в минусинской камнеломне — силой тоже был не обделен — в одиночку с сыном-подростком копал колодцы.

А самый младший брат — Хусаин — отец моего собеседника, — в восемь лет начал работать на стекольном заводе Гусевых, потом перешел на их мельницу. Работал на конезаводе — получил там увечье, на правой руке у него был лишь один мизинец, но несмотря на это принимал участие в поединках борцов и не раз выходил победителем. Был кучером сестры Гусева, которая самостоятельно управлялась со всем огромным хозяйством — сам он жил в Москве и в Минусинске появлялся редко. А потом работал кучером у купца Мансурова — так что за свою жизнь человек этот столько повидал, что книжку можно было написать. Но книжек он не написал — тоже был почти безграмотный, зато детям своим часто рассказывал о житье-бытье. За давностью лет многое из его воспоминаний забыл Галей Хусаинович, но и то, что он помнит, помогло бы восстановить некоторые страницы истории Минусинска.

Н.Калеменева

Газета «Надежда», 14 мая 1994 г.

Оставьте комментарий


 

 

1 + 8 ?
 



Хотите подписаться, не комментируя - введите свой Email  

Если вы решили прокомментировать статью, для начала ознакомьтесь с правилами.

Правила кoммeнтиpoвaния на сайте Красное место

  1. Прежде чем оставлять отзыв, подумайте, будет ли он полезен другим читателям?
  2. В поле "Сайт" можно указывать только ссылку на главную страницу вашего блога. Ссылки на прочие веб-ресурсы (в том числе блоги/сплоги, созданные не для людей) будут удалены.
  3. Короткие комментарии вроде "Спасибо!" или "Интересная статья!", могут быть удалены, если я не знаю автора, поскольку они очень похожи на спам.
  4. Не используйте в качестве имени комментатора названия сайтов, рекламные фразы и т.п. слова, - такие комментарии я тоже удалю. Прошу указывать нормальное имя или ник.
  5. Пожалуйста, не засоряйте ветку высказываниями не по теме статьи или вставкой только смайликов, если есть вопрос - поищите сначала соответствующую статью, если это все равно не помогло, лучше свяжитесь со мной лично.
Поиск по сайту

Случайная статья
Владимирская площадь
Новые комментарии
Мобильная версия
Мобильная версия сайта Красное место